Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

sdze

Этнографическая экспедиция

   Он мне говорит:

   - Хочешь покажу что-то, чего ты никогда не видел?

   Мы ведь в Индии. Я тут, конечно, не первый раз, и даже не второй, но это, ведь - Индия. Здесь каждый день находятся вещи, которых я никогда не видел — сами выезжают из-за угла на мотоскутере или с визгом шмякаются с линий передач прямо на обеденный стол.

   Жан-Луи нетерпеливым жестом пресек мои попытки удариться в воспоминания.

   - Тогда пойдём со мной.
Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
sdze

Защитник слабых

   Когда я был маленьким, я хотел вырасти и уехать в Израиль, мочить арабов. А когда я был еще меньше, хотел уйти в партизаны — за нашу и вашу свободу — танки входили в Москву и никто еще не знал, что все благополучно закончится за три дня. А до этого, я объявлял родителям, что хочу в Афганистан — воином-интернационалистом.

   Не знаю, почему я был таким кровожадным. Может, потому-что в школе били.

   Прошли какие-то годы. Захожу я в вагон берлинской подземки. В нём, кроме меня:Collapse )
sdze

Случай в метро

   Самый стрёмный конфликт произошел у меня в поезде ветки «F» Нью-Йоркского метро.

   Захожу в вагон, сажусь. Прямо напротив меня сидят несколько девиц в нарядных платьицах, а рядом с ними — пухлый подросток ест мороженное. Я достаю телефон и быстренько делаю пару снимков.

   - Эй ты! Немедленно сотри мою фотографию!

   - Ты это мне? - с удивлением сказал я, хотя и слепому было ясно, что — да, мне.

   - Тебе! Ты не имеешь права!

   - Ты не прав, мальчик. Имею.

   - Не имеешь!

   - Имею!

   - Не имеешь!

   - Имею, бл...ин! Я имею право фотографировать любое лицо, находящееся в публичном пространстве, каким и является система метрополитена, без согласия данного лица, если эта фотография предназначена для моего частного использования!

   - Ты что, законник?

   - Ну да!

   Мальчик на мгновение теряется.

   - Нет, ты — сотри! Ты ведь не только меня, а еще и этих девушек фоткал!

   Девочки насторожились. Чувствуя, что общественное мнение склоняется на его сторону, подросток вскочил и остановившись прямо у меня перед носом, продолжил:

   - Чего это ты так стыдливо снимал их? Ты чего – извращенец? Извращенец! Стеснялся мол?

   Стеснялся. Я вообще людей фотографировать стесняюсь. А некоторых — просто боюсь. Но вместо этого я ему сказал:

   - Да пошел ты... мальчик.

   - Да, действительно, - озаботились девицы, - сотри наши фотографии!

   - С чего это вдруг? Имею право! Вы что, мою лекцию не слышали?

   - Ну, просто так... будь милашкой... И мальчику будет приятно...

   - Да ну его!

   - Извращенец!

   - Заткнись, щенок!

   - Люди! Это — извращенец! - кричал подросток, размахивая руками с мороженным в такт ля верхней октавы, - он подкрадётся и сфотографирует вас в сортире!

   Я был страшно напуган. Одно движение — и это мороженное будет у меня на майке. А мне её еще весь вечер носить. И завтра.

   Я встал с места и малыш, испугавшись, отшатнулся. Еще бы, я оказался на голову выше. Поэтому я аж зауважал его, когда он не сдал позиций, а наоборот, начал орать:

   - Сотри фотки! Немедленно сотри фотки! Немедленно сотри фотки! Немедленно...

   Он истерически кричал, голос его перешел на визг, лицо налилось кровью и он с остервенением кусал мороженное. Сейчас он вот-вот на меня набросится. Я невозмутимо стоял — то есть, внешне невозмутимо, а внутренне обмирая: в этой драке мне никогда не выиграть. С ужасом представил себе завтрашнюю Нью-Йорк Пост: «Солидный мужчина побил пухлого подростка» или «Солидный мужчина побит пухлым подростком». Что, в общем-то значит одно и то же: солидный мужчина — дурак.

   Тут поезд въехал на станцию и его группа поддержки ойкнула и выбежала из вагона. Мальчик тут же сдулся, упал на сиденье и достал телефон:

   - Раз так, то я тебя буду фотографировать!

   Следующие две остановки, я ему гламурно позировал, аж чуть свою не проехал. Пришлось позорно бежать с поля боя под крики: «Беги, беги! Извращенец!»

   Фотка та, кстати, совсем не получилась.



sdze

Лирическое

Вот я и в самом яблочке индийского субконтинента — городе Хайдерабаде, столице сразу двух индийских штатов. За последние несколько лет, я в Индии уже третий раз — ни в одной другой стране (включая родные США) я не был в таком количестве городов. Езжу сюда, как раньше в Амстердам любил наведываться; разве что Индия — это анти-Амстердам. Здесь нет тихих спокойных улочек, вместо трамваев — тук-туки, а к каналам невозможно подойти из-за оскорбительных запахов.

Это, конечно, не дело. Человек должен сидеть дома, следить как времена года меняют вид за окном, радоваться тому, что он засыпает и просыпается в одной и той-же постельке. Сегодня, например, я спал в плацкарте, ехал в тук-туке, на электричке и даже сзади на мотоцикле, у трэвэл-агента, который повез меня к себе в офис, покупать билет на следующий поезд. А ведь я уже не мальчик.

Может, ну её к черту, эту Индию-то? Взять бы вот, бросить все и махнуть назад, в Нью-Йорк, пока там еще охотится на знаменитостей мой давнишний друг, папарацци dobriifin. А то читаю его блог и завидую — столько красивейших видов родного города, столько рож Алека Болдвина, столько жоп Голивудских старлеток... Вернуться из индийского хаоса в столицу мира, в родной Нью-Йорк!

Посижу с Мойшей у него на кухне, пыхнем, поговорим за жизнь, похрустим его любимыми Prince Polo...

Эх! Мечтать не вредно. Пойду, пожалуй, на улицу — скормлю остатки ужина корове.
sdze

Тамил Наду, юг Индии

   Сегодня почему-то только слепые бродят. Продают какую-то мишуру для отвода глаз; народ им больше подает, чем покупает. Идут слепцы уверенно, палочка просто висит сбоку — небось знают эти вагоны, как свои пять (иногда меньше) пальцев.

   Зато вчера были дяди со снедью. «Веджетебл катлет! Веджь бирьяни! Идли, вада, самбар вада!» Наелся, напился. Тяжелей всего водоносам: таскают сразу по 30-40 бутылок. Ручку ведра обматывают тряпками, пока она не станет толщиной в кулак, но все равно попробуй, потаскай так пять дней в неделю, с шестнадцати до пенсии — станешь как они: одна мощная рука, за которой волочится жилистое, маленькое тельце.

   А позавчера бродили бабки, которые предлагали огурчики нарезанные, куски ананасов в кулечках, джек-фрут. Одна, продающая что-то типа волчьих яблок устроила скандал — какая то покупательница оказалась слишком переборчивой. На шум подтянулось пол-вагона, заодно и яблочек прикупили. Неплохая бизнес-стратегия. Бабка ушла в другой вагон; слышу — орет и оттуда.

   Каждый день я приезжаю в очередной южный городок, заселяюсь в гостиницу, иду смотреть еще один чудовищных размеров храм, ужинаю — и спать. На следующее утро, сажусь на поезд и еду до следующего городка, где все повторяется со швейцарской точностью. В поезде общаюсь с народом — где-то один из десяти говорит по английски, остальные почтительно слушают, когда он им транслирует все что из меня рассказалось. В итоге они осмелевают и требуют фотографироваться. В кадр лезут дети, нищие, очкастые отцы семейств, проводники, прибегает запыхавшийся машинист.

   Выхожу со станции. Седовласый дед робко спрашивает: «тук-тук»? Когда я сказал нет, он не накинулся на меня с предложением гостиниц, марихуаны, дешевых ковров, а просто отошел, благословив меня вслед. Пораженный в самое сердце, я благодарно прижал руки к груди, вытер слезы и пошел дальше. Да, Юг это вам совсем не Север.

sdze

Индийский транзит

   Самолеты

   У нас было всего две недели для посещения мест, отстоящих друг от друга на многие сотни километров. Времени на переезды жалко, а значит выход один — лететь. Слава индийским богам, по стране летает множество лоукостеров; за относительно небольшие деньги можно долететь из точки А в точку Б, с пересадкой в Дели. Почти всё летает через Дели; не знаю почему, но — это так.



   В теории, плюсы перелетов в Индии очевидны: экономим время, недорого, новые самолеты, и красивые стюардессы (в Индии красивые женщины бывают двух видов: за стеклом телевизора и в униформе авиакомпаний). На практике получалось вот как:

   Летим мы, значит, из Удайпура в Амритсар, в Золотой Храм (с обязательной пересадкой сами-знаете-где). На пути в аэропорт получаем сообщение: «Ваш рейс задерживается на 4ч30м из-за закрытия воздушного пространства в Дели». В январе — туманы, которые, накладываясь на знаменитый Делийский смог, дают такую видимость, что не только самолеты не летают — пешеходы не ходят. Красивая стюардесса говорит: не волнуйтесь, ваш следующий наверное тоже опоздает, успеете! Но в салоне нас посадили в эпицентре группы пожилых израильтян. Когда самолет приземлился, половина из них хотела выходить спереди, половина — сзади, половина крепко спала и те, что спереди, возвращались назад чтобы разбудить их, а те что сзади перли вперед чтобы забрать забытую ручную кладь. Крик стоял как в нашей синагоге на Йом-Киппур. До сих пор удивляюсь как это рассосалось всего за сорок минут. Ну а на наш следующий рейс мы, разумеется, опоздали.


   Поезда

   В Дели оставаться мы были морально не готовы (можете тут почитать почему) и начали смотреть как бы свалить на поезде. Оказалось, что мы еще успеваем на последний. Про билеты не могло быть и речи — все раскупается заранее, резервы уже распроданы, в туристический офис времени ехать нет. Ничего страшного: нужно залезть в тамбур и ждать с понурым видом проводника, которому можно дать на лапу и он тебя пристроит. А можно не давать на лапу — ссадят тебя на следующей остановке или так и будешь ехать в тамбуре с другими зайцами. Кстати, бывают даже узаконенные зайцы — садху, странствующие дервиши. Индийские ЖД разрешают им бесплатно ездить в sleeper-ах — таких вагонах, где есть полки, но спального белья не выдают, нужно заворачиваться в свое одеяло, причем обязательно, а то продует нахрен — стекол в этих вагонах тоже нет.



   В общем, приехали мы на вокзал и оказалось что наш поезд опаздывает на три часа. Всего на три часа? - спросите вы и будете правы; у меня бывало, что и на семь часов поезд опаздывал! Раньше мы даже пытались воспользоваться этой хронической непунктуальностью индийских железных дорог — брали билеты на поезда, что прибывают ночью. Думали: те опоздают как обычно и мы отлично выспимся, но они, суки, всегда прибывали минута-в-минуту и мы оказывались в незнакомом городе, на вокзале в три-тридцать ночи, холодно, коровы, орет репродуктор, спят обезьяны... Сорри, накипело.

   На три часа ожидания кислорода не хватало — воздух в Дели такой, что Пекин нервно курит в сторонке. Мойшин кашель становился все надрывнее; Макатун натянул майку на нос и дышал через нее, напоминая грустного Зорро с эмфиземой.

   - А если он и через три часа не придет?

   - Да, очень может быть. Через три часа они еще отложат. Глянь — туман какой.

   - Блиин... самолеты не летают, поезда не ходят... Прощай, Золотой Храм!

   - А какие еще варианты есть?

   - Можно попробовать машину взять. Ну или пешком, пятьсот километров.

   - Не смеши меня, я кашляю. Езжайте, узнайте про машину. Я рюкзаки покараулю. Только сигареты оставьте.


   Машины

   Все буржуи в Индии так и ездят: на машине, конечно-же — с водителем. Самому водить стремновато: тут каждая дорожная тварь свято верит, что во первых, дорога гораздо шире чем кажется, а во вторых, пусть в самый последний момент, но — не трамвай — объедет. Поэтому, первые несколько раз когда, в облаке мопедов, тебе на встречку выскакивает грузовик, в сфинктер даже иголки не просунуть, но затем расслабляешься.

   Пол-двенадцатого ночи с субботы на воскресенье. Нужна машина, с водителем, 500 километров до Амритсара. Выезд — прямо сейчас.

   - Не волнуйтесь, джентльмены. Машина будет через двадцать минут. Можете пока поссать вон там, напротив того ресторана.



   Приехала машина, ведомая мальчиком, который старательно жевал бетель — в количестве достаточном, чтобы десять часов сквозь туман не спать. Ехал он строго по приборам — в лобовом стекле клубилось серое марево, изредка озаряющееся фарами едущих навстречу. В этих случаях наш водитель резко забирал влево и невидимка проносился мимо. Вслед ему водитель ловко сплевывал бетельной слюной и невозмутимо давил на газ.

   Когда мы проснулись, было уже утро — облако вокруг поменяло цвет с темно- до светло-серого. Наш мальчик все так же хуярил вперед, теряя много кроваво-красной слюны, разве что машина шла быстрее — видимость повысилась с нуля до десяти метров. В эти десять метров выныривали грузовики, мопеды, тук-туки, старухи в сари, коровы, придорожные чайные, усатые дядьки, сгрудившиеся вокруг дымящегося мусора — и немедленно исчезали снова.

   - Приехали-джи, - застенчиво сказал водитель.

   Мы посмотрели в телефон.

   - Как? Ведь еще два километра?

   - Всё. Улицы узкие. Дальше на тук-туке.


   Тук-туки

   Тук-туки — это главное средство передвижения в Индии. Выглядят они так: мопед запрягают в жестяную коробку, где крепятся две скамейки. На передней сидит водитель, на задней — от одного пассажира до бесконечности. Мы, как-то, вшестером такой оседлали: четверо на заднем сиденье, а еще двое обнимали водителя и отталкивались ногами, когда его слишком заносило на поворотах.



   - Яша! Мы эти байки уже слышали раз сто! Холодно! Залазь уже!

   - Он вообще знает куда мы едем?

   - Ну, я сказал — к Золотому Храму...

   - Блядь, куда это он, против движения?..

   - Расслабься! Здесь все так водят. Мы один раз на тук-туке из Харидвара в Ришикеш 30 километров ехали. Так он треть времени по встречке гнал. Чуть не убились — не из-за встречки, а просто трясло неимоверно. То жопой — об сиденье, то башкой в крышу.

   - Сейчас я тебе еще башкой об жопу постучу.

   - Ты просто хмурый потому что мы тебе поторговаться не дали.

   - Да потому-что вы охуели! Два километра за пятьдесят рупий! Это больше двадцати не стоит!

   - Окей! Разница-то аж целых пятьдесят центов — на троих!

   - Дело не в этом! Вы их развращаете — со следующих туристов они будут требовать еще больше!

   - Сам будешь их воспитывать — когда не так холодно.

   - Ой, блядь, куда он прет-то! Слышь, эй, куда-ты, там стена-ж!..

   - Это ведь мопед! У него тормозной путь короткий. Видишь — все ок.

   Тук-тук остановился перед шлагбаумом и водитель знаками показал что приехали. Под шлагбаум, правда, пролезали мопеды и вело-рикши, но тук-туки и машины действительно не совались.

   - Может вело-рикшу наймем?


   Вело-рикши

   - Ты что? Ты вообще на них ездил когда-то? Я как-то залез на такого. Хрипит он, напрягается, а меня бесит жутко, что он так медленно едет и стыдно — оттого, что бесит.

   - Бесит и стыдно. Прям как на семейном обеде. Ладно, давай ножками.


   Ножками

   - Ой, я в говно вступил.

   - Ничего! Чтобы в Золотой Храм зайти, все равно нужно ножки вымыть — там по периметру ручеек такой течет, специальный.

   - Думаешь, они разрешат тебе в нем кроссовки от говна отмыть? Там ноги надо омывать, голые. В Храм в шузах нельзя, только босиком.

   - Босиком? По мрамору? Семь градусов тепла! Хрен с ним, с Золотым Храмом, пошли в гостиницу. И пока не наступит весна — я не транспортабелен.



sdze

Русский язык

   - Откуда у тебя такой хороший русский, Яша? - спрашивают меня малознакомые знакомые.

   Честно — сам не знаю. На самом деле, конечно, русский у меня — так себе. Но в печатном виде этого не слышно. Всякие запятые там, знаки препинания разные - так их в наше время никто расставлять не умеет. На этом унылом фоне рею гордо, хоть русского у меня — неполных восемь классов.

   А если разговаривайт, то вааще — хана. Каждая фраза густо посыпана «да», «блядь» и «слышь». Русские, вроде бы, слова имею в предложении в извращенном порядке. Каждое третье слово — по английски, а если слежу за собой — начинаю мычать и поднимается давление.

  Зато без акцента. Несколько лет назад, тряслись в плацкарте «Москва — Таллин». С нами — сорок юниоров-по-биатлону, на соревнования. С ружьями, лыжными палками, противогазами — какой там еще для биатлона багаж нужен?.. Два часа, под прицелом, сходил за своего. Ни одного слова по английски, blyad! Тем горше было, когда меня вычислили.

   - Но как вы узнали? - взгляд мой крысой метался от одного открытого юного лица к другому.

   - Акцента у тебя и вправду нет. Хорошая у вас там, в ЦРУ, школа. Но на общих словах попался. Наш родной «бургер» произносишь как «burger», «биатлон» - как «biathlon» а «Таллин» - как «Таллинн».

   Тут поезд пересек эстонскую границу и я немного расслабился. Родное НАТО! Потом пили русский vodka, имели длинный разговор и пели «Катьюша».

   - Откуда у тебя такой хороший русский, Яша? - ласково спрашивали мои попутчики, - откуда? Скажи нам.

   Но, я им ничего не сказал.

sdze

Рекламное

   Совсем ничего не пишется. А ведь — иду по улице, болтаю с друзьями, целую женщин и столько всего в голову лезет, хоть записывай. Ладно думаю, запишу вечером. Ага, хуй.

   В вагоне метро — две негритяночки. Волосы-афро, губы бантиком, взгляд застенчив, пятнадцать лет; всё это помноженное на два.

   - I love your hair, - говорю сразу обеим.

   Молча садятся подальше от меня. Через три остановки чувствую ладонь на плече, поднимаю голову от Киндла.

   - Мистер? Спасибо.

   И ушли. Сижу, думаю — вот так и карма иногда опаздывает, как этот поезд, но всегда... и так далее, обычное бла-бла. Карма... аж индийского захотелось. Выхожу из метро и на голову мне капает птичье говно. Сразу расхотелось думать про карму и индийские соусы.

   Но ведь... может из-за кармы и не пишется ничего? Поиздевался над хипстерами, строчащими в кофе-шопах — вот мне теперь и вернулось. А если шире брать? Взрыв на макаронной фабрике у меня на голове — результат «Дорогой прически», дефицит нежных доверчивых девочек в моей жизни — из-за «Настоящего буддиста», а потасканная рожа в зеркале — страшная месть пространства-времени (в основном, конечно, времени) на опус про старпёров-одногодков.

   Со страхом думаю что мне будет за «Моё первое двойное убийство». Пожалуй, перестану зубоскалить и начну — абсолютно серьёзно, преисполненный уважения к предмету — про девочек, веганские десерты и love and light. Девочки! Я — серьёзно! Обожаю веганские десерты! Тащите их сюда! Намасте!

sdze

Дели

   Колония Тибетских беженцев — Мажну-ка-тила — зажата между рекой Ямуной и Национальным Хайвеем номер 1. Представили себе хайвей, полосы этак по три-четыре в каждую сторону? Теперь представьте, как мотоциклисты, вело-рикши, мото-рикши и лошади снуют между машинами и грузовиками — вдоль и против движения. Вдоль обочины разложите людей, собак, полевые кухни, авто-мастерские. Добавьте еще людей. Посыпьте пылью.

   Так. Что-то я отвлекаюсь.

   Колония Тибетских беженцев в Дели — Мажну-ка-тила — зажата между рекой Ямуной и Национальным Хайвеем номер 1. Каждое лето, Ямуна-матушка заливает нижние этажи, а потом медленно отступает. На освободившейся земле сразу появляются грядки, свиньи и прачки. Цвет воды в Ямуне напоминает чёрный кофе и очень гармонирует с знаменитым делийским смогом. На другой стороне заводские трубы изрыгают в смог дополнительную порцию говна.



   Мажну-ка-тила — оазис чистоты и спокойствия в Дели.

   Там - тихие, чистые переулки, ресторанчики, отели для туристов и монахов. На карликовой площади возле нашего отеля буддистский монах без устали бьёт в колокол и читает мантры прямо в лицо другому монаху. Тот, с каменным лицом, вынашивает планы кровавой мести.

   Заселившись, мы сели в авто-рикшу и поехали (против движения) в Чандни-Чоук. Из википедии: «в переводе - «площадь, залитая лунным светом», один из самых старых и известных уличных рынков в Дели. Памятники архитектуры расположены по сторонам широкого променада, такие как...»

   Памятники архитектуры были не видны из-за плотного ковра из человеческих тел, покрывающих все невертикальные поверхности зданий и самого «променада». Представьте себе «Страшный Суд» Иеронима Босха. Грешники корчатся и извиваются в попытках что-то продать друг-другу, накормить, починить, постирать, отвезти, наебать, в общем, сделать маленький гешефт. Через малый бизнес проезжает вся фауна городского транспорта, расчищая себе дорогу бибиканьем, криками и проклятиями. Через часик нас выплюнуло на соседние улицы. Мы в слезах поздравляли друг-друга, что остались живы.

   Переведя дух в Мажну-ка-тиле, мы решили, что пора валить из Дели. Юля осталась жрать тибетские пельмешки, а я поехал покупать билеты. Вокруг вокзала светились и пылили улочки старого Дели. Я шлялся по этим улочкам, подталкиваемый вело-рикшами, носильщиками и буйволами. Пел муэдзин, дряхлые старики тряслись перед глазастыми уличными идолами. Жизнь била ключом, орала и воняла. Центр, как-никак.

   Приезжайте в старый Дели! Рай для любителя экзотики, но всё-же лучше сначала подготовиться: посмотрите картины Босха, походите за грузовиком на грунтовой дороге (потом пойдите против движения), станьте на пути стада бизонов. И, конечно-же, не забудьте респиратор. Успокоительное можно купить и здесь.



Полезные советы:

   Где жрать в Мажну-ка-тилле: Вонгден-Хаус, ресторан при отеле. Шикарная еда и толстый повар.

   На чем ездить: Если можно, лучше на метро. Чисто, просторно, дешево. Иногда можно попасть в толпы индусов, собирающихся на узловых, но скорее всего выживете (Юля сказала, что два потока индусов, смешивающихся на входах в вагоны — наглядное доказательство математической теоремы, что в одной бесконечности всегда найдётся место для ещё одной). Первый и последний вагон состава отданы дамам; штраф если поймают в женском вагоне — 300 рупий (где-то 5 долларов). Сколько стоит абонемент — непонятно.

   Как купить билеты на поезд, если всё распродано: Зайдите в Foreign Tourist Office, что на вокзале New Delhi. Они часто держат билеты, которых даже в срочной продаже (TATKAL) уже не найти. Можно и просто сесть в вагон - проводник, скорее всего, найдёт вам место. У нас этот финт ушами прокатывал пару раз, однажды с аж семью безбилетниками.

   Как не попасть под мото-рикшу: Молитесь.