Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

sdze

Еврейские ценности

   Т'филин — это две коробочки из дубленой кожи, к каждой приделаны кожаные ленточки. Одна коробочка крепится на левом бицепсе; вторая — водружается на лоб. В каждой — маленькие свитки пергамента с молитвами. Я сам не видел – они закрыты наглухо, но мне так сказали. Каждое утро водружаю их на руце и главу, в буквальном смысле слова выполняя заповедь о том, что святое писание должно быть в действиях и помыслах наших.

   Но только на время молитвы. Т'филин слишком свят, чтобы носить его совершая повседневные дела, типа мытья посуды или хождения в сортир. Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
sdze

В Багдаде все спокойно

   Все начинается как слабое жужжание. Оно все нарастает, пока не заполняет все промежутки между обычными городскими звуками, а затем захлёстывает и них. Басово жужжит, минорно, почти траурно; когда в небе комаром проявляется полицейский вертолёт, даже трудно поверить что эти медные трубы — от него.

   Сквозь перекресток проезжает скорая помощь, захлёбывась в плаче. Ей вторит полицейская машина, невидимая, проезжающая в каньонах домов соседних улиц. И вдруг сразу несколько сирен голосят — все с разных сторон.

   Напротив дома, владелец хипстерского кафе «Бумажная Ромашка» заколачивает витрины кусками фанеры. Как перед штормом. Электродрель сухо стучит короткими очередями.

   Слышится гул прибоя, шелест, гомон — нарастает, сливается с жужжанием сверху, а затем — толпа. Идёт долго, а когда уходит, уносит вместе с собой кричалки, транспаранты, плач сирен и рокот вертолётов.

   Темнеет.

   Пробегают парни в масках и капюшонах. Слышится хрустальный звон бьющихся витрин, уютно пахнет дымом мусорных костров. Завывая, проносится полицейская машина — против движения, впрочем вся движуха по Второй Авеню закончилась еще полчаса назад.

   Разносится испитый рык бездомного резидента улицы Святого Марка. Крики переходят в бормотанье, затем — звук падающего тела.

   И — тишина.



sdze

Пустые улицы

   Выхожу из дома. Улица Святого Марка кипит гудом машин, людским гомоном, смехом, словами, обрывками разговоров. В голове — суп из мыслей, планов, вариантов на выходные, вокруг головы — тёплый апрельский вечер.

   Иду, ловлю в толпе девичьи взгляды — стреляют глазами буквально в последний момент, как только прохожу мимо. Оборачиваюсь напоследок — поглядеть на освобожденные ноги.
Collapse )
sdze

Защитник слабых

   Когда я был маленьким, я хотел вырасти и уехать в Израиль, мочить арабов. А когда я был еще меньше, хотел уйти в партизаны — за нашу и вашу свободу — танки входили в Москву и никто еще не знал, что все благополучно закончится за три дня. А до этого, я объявлял родителям, что хочу в Афганистан — воином-интернационалистом.

   Не знаю, почему я был таким кровожадным. Может, потому-что в школе били.

   Прошли какие-то годы. Захожу я в вагон берлинской подземки. В нём, кроме меня:Collapse )
sdze

Как лечиться от Индийских болезней

   Из Индии, мы вернулись постаревшими на тридцать лет: медленно шаркаем по квартире, просыпаемся в пять-тридцать, от слов «чикен тикка-масала» — бежим в сортир. Напоследок, Индия закинула нас одним из своих злоебучих вирусов — Холли поплохела уже в самолёте из Дели; я догнал её тремя днями позже.

   - Да ладно, ничего страшного, - говорит Холли, - тоже мне — вирус какой-то. А ты того прокаженного из Амритсара помнишь? А нищего с вывернутыми пятками? А собаку с кистой? А все восемьсот тридцать-четыре пациента ветеринарной клиники из Удайпура?

   Холли уже привыкла к Индийским подаркам. После посещения Золотого Храма, в святом сикхском городе Амритсар, она отравилась Collapse )
sdze

Вопросы идентичности

   Я забыл как выглядело милое лицо девушки, которая сегодня крикнула мне: эй, мистер, не забудьте ваш зонтик! - а еще через час забуду и зонтик.

   В каждом глазе у меня по слепому бельму — так говорит наука. Меня это не поражает, я привык. По крайней мере, я неплохо вижу вокруг, но сам для себя я - как размытое пятно. Майка напялена на торс, который явно потолще, чем мне представляется, над ним — лицо, которое я точно узнал бы, если б оно проходило мимо по улице, узнал — и неприятно поразился бы, насколько оно отличается от версии в зеркале. А внутри всего этого — темно, сыро и кто-то ухает.

   На днях, я пытался вспомнить последние двадцать пьянок на Новый Год — вспомнились Collapse )
sdze

Йом-кипур

   И было: наступал вечер и все рестораны, кулинарии, видеосалоны, автомастерские, магазины шуб, спортивных костюмов и даже Магазин книги «Чёрное Море» — весь Брайтон, короче — закрывался на ночь и на следующее утро - не открывался.

   С раннего утра, по пустым улицам шли люди. На мужчинах — пиджаки бордо-а-ля-рюс, на женщинах ресторанные платья, на детях — самые неудобные костюмчики из «Ле-Монти». Некоторые сверялись с бумажками с адресом, остальные помнили еще с прошлого года. Уже подходя к синагоге, самые религиозные доставали из карманов мятые ермолки.
Collapse )
sdze

Молитва

   Сегодня случилось чудо небывалое, поразившее меня прямо в огрубелую мышцу сердечную. Возвращались из Хэмптонс, стояли в пробках, приехали в Манхеттен к 11 вечера. Усталые, как собаки. А еще нужно парковку искать и не просто любую парковку — а место со стороны улицы, которую с утра не убирают. В воскресенье вечером, когда вся парковка уже застыла намертво — никто не приезжает и не уезжает. И вдруг — не просто место! - а с правильной стороны! - и прямо перед моим подъездом!

   Господи, чем-то я угодил тебе ненароком, наверное. Или, ты мне это просто так подогнал, из чистого сердца? В любом случае — спасибо. За такое я тебе даже готов простить детишечек, умирающих от лейкемии. В общем, еще пару раз такую парковку сообразишь — и я начну тебе молиться.

   Кстати, чисто так, для справки, я б верил в тебя гораздо сильнее, если бCollapse )
sdze

Как я поверил в бога

   Как сейчас помню — потому-что есть фильм.

   Если скажете, что вру — найду видео. На нём мы все — в возрасте тринадцати лет, нескладные, с пушистыми верхними губами, в белых рубашках, кипах, с молельными нитками цицит, торчащими из брюк — смешно ругаемся матом.

   И Лёва-шкет. Младше нас на год, тот самый что отделяет подростка от совсем еще ребёнка. Смешливого, с головой-одуванчиком из чёрных еврейских завитушек.



   Когда я, новеньким, зашел в тот восьмой класс, состоящий только из мальчиков, только евреев и только из бывшего Советского Союза, только Лёва вякнул там что-то на тему тебе, дылда, наверно в девятый класс нужно, дверью ошибся.

   Двери в девятый в школе не было вообще. Collapse )