Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

sdze

В Багдаде все спокойно

   Все начинается как слабое жужжание. Оно все нарастает, пока не заполняет все промежутки между обычными городскими звуками, а затем захлёстывает и них. Басово жужжит, минорно, почти траурно; когда в небе комаром проявляется полицейский вертолёт, даже трудно поверить что эти медные трубы — от него.

   Сквозь перекресток проезжает скорая помощь, захлёбывась в плаче. Ей вторит полицейская машина, невидимая, проезжающая в каньонах домов соседних улиц. И вдруг сразу несколько сирен голосят — все с разных сторон.

   Напротив дома, владелец хипстерского кафе «Бумажная Ромашка» заколачивает витрины кусками фанеры. Как перед штормом. Электродрель сухо стучит короткими очередями.

   Слышится гул прибоя, шелест, гомон — нарастает, сливается с жужжанием сверху, а затем — толпа. Идёт долго, а когда уходит, уносит вместе с собой кричалки, транспаранты, плач сирен и рокот вертолётов.

   Темнеет.

   Пробегают парни в масках и капюшонах. Слышится хрустальный звон бьющихся витрин, уютно пахнет дымом мусорных костров. Завывая, проносится полицейская машина — против движения, впрочем вся движуха по Второй Авеню закончилась еще полчаса назад.

   Разносится испитый рык бездомного резидента улицы Святого Марка. Крики переходят в бормотанье, затем — звук падающего тела.

   И — тишина.



Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
sdze

Психоделия

   Как-то я пытался рассказать отцу про измененные состояния сознания. Мне, тогда, было лет двадцать с гаком. В моём возрасте, он уже раза три спустился с Эльбруса, а все что я мог предъявить в ответ, это — богатый внутренний мир и поездку в Диснейленд. В Диснейленд, впрочем, мы ездили вместе, так-что оставались только психоделики.

   - Все жрешь разную гадость! - говорил он, - вот, я в твоём возрасте...
Collapse )
sdze

Дикая природа

   Говорят, на чисто физиологическом уровне, тело должно хотеть разных морфиев, опиумов и окси всегда, но я уже больше не могу. Ноздри забиты, голова ватная, глаза расфокусировались еще на стадии завтрака.

   Но ничего не поделаешь. Прошу собеседников простить меня на минуточку, огибаю тела родственников, скалящихся из шезлонгов и лечу наверх, в спальню. Трясущимися пальцами достаю таблетку, крошу половинку на столик и засасываю её одной левой, потому-что из правой все вываливается, она и так уже еле дышит.

   Господи, как хорошо что захватил с собой побольше таблеток, а ведь думал — может совсем не брать, ведь отпуск, Хэмптонс, будем три дня сидеть на веранде, пить пиво, жарить овощи на гриле и умиленно смотреть как детишки пытаются утопить друг друга в бассейне.

   Ну совсем не брать - это я кокетничаю. Две-три дорожки максимум, стандартно спасающих на семейном обеде. С поправкой, что семейный обед на три дня растянут. И лишь в самый последний момент, не глядя, тайком от самого себя, закинул в сумку целую банку.

   Видимо еще тогда в башке что-то щелкнуло.

   И продолжало щелкать.

   Когда проезжал Ист-Хемптонс, где в каждой избе на главной улице расположился Бурбери, Гуччи или Тесла шоурум, спаси господи.

   Щелк.

   Когда наблюдал народ, стоящий перед деревенской мельницей, надувающий губы в селфификаторы — три девицы, два гея и одна собачка.

   Щелк.

   Когда чуть не наехал на парочку загорелых уберменшев, одинаково одетых в бежевые штаны и белые рубашечки. Извинился, оглянулся: вся улица нашпигована клонами в белых рубашечках, в причесочках гитлерюгенд и улыбочках беззаботных — и это-то в понедельник.

   Щелк.

   И все белые. А разносчики пиццы, официанты, сантехники — цветные.

   Щелк.

   В общем, когда я уже до виллы доехал, в голове у меня щелкало как в такси-лети-плачувесьштраф. Залетел в спальню, трясущимися пальцами достал таблетку, накрошил половинку на столик и засосал её одной левой.

   Господи, хорошо-то как.

   Выхожу на веранду, делаю большой глоток пива и умилённо смотрю как детишечки у бассейна пиздят друг-друга надувными молотками. Подхожу к группе родственников и друзей родственников:

   - ...Недавно перестала покупать пластиковую посуду. Спасаю дикую природу. Поздравьте меня. Купила себе металлическую соломинку для дринков и теперь всегда ношу с собой.

   В панике, бегу от них к соседним шезлонгам:

   - ...Чудесную погоду обещают! Поедем гулять в Хэмптонс! У меня есть замечательная белая рубашечка, специально для выездов на дикую природу.

   - Как здорово! Страшно люблю дикую природу. Каждое лето приезжаю сюда с подругами. Так, наверное, жили наши предки в каменном веке. Приезжаю обратно, в Нью-Йорк, заряженная этой первобытной энергией...

   Отшатываюсь от них прямо в объятия тёщи:

   - Яша! Не забудь, я жду вас у себя на следующие выходные! Приезжайте на все два дня — останетесь у меня ночевать...

   Целую её в морщинистую щёку.

   - Извините, я - на секундочку.

   Лечу наверх, в спальню. Трясущимися пальцами достаю банку с таблетками, пересчитываю их. Вроде на следующие выходные должно хватить.




sdze

Рэймонд

   Город Удайпур — жемчужина Раджастана. В воде озера Пичола отражаются дворцы и отели, туристы бродят по узким улочкам старого города, из Джагдиш-храма разлетаются божественные мантры.

   А еще в Удайпуре живет Рэймонд, старый английский пэдэ. (Вы что, серьезно думали, что я буду писать про достопримечательности?)

   Рэймонд со своим бойфрендом Тони сняли целый этаж над кафе на берегу озера Пичола. Тони уехал по делам в Гуджарат, где Рэймонд собирается провести лето. Рэймонд очень волнуется:

   - Тони всего сорок девять лет, он молод и глуп. Недавно он выбрил бровь и на том месте вытатуировал маленький желтый банан. Ну что хорошего может получиться в Гуджарате у гомосексуалиста-иностранца с бананом вместо брови?

   Пока Тони отсутствует, Рэймонд не пропускает ни одного симпатичного мальчика. Оглядев наш столик, он подошел к Макатуну — «через пятнадцать минут в моей комнате» - и, шаркая индийскими остроконечными чувяками, удалился.

   - Ты не смотри что он так дряхло выглядит. Он тот еще живчик, - говорит Сахил, - каждый раз от него отбиваться приходится. Вчера зашел ко мне в комнату, прилег рядом... Спишь, спрашивает? Ну я ему по рукам пару раз дал, так он успокоился. Лежит, дрочит...

   - А ты что?

   - Да ничего. Безобидный он. Тем более, нечасто ведь живая картина рядом дрочит.

   - В смысле?

   - Ну, слышал про такого художника, Люсьена Фрейда?

   - Ну?..

   - Видел его картину «Обнаженный мужчина с крысой»? Так вот, Рэймонд — это тот самый мужчина. Фрейд ему денег был должен, ну и предложил написать его портрет, в счет долга. Правда, вроде потом Фрейд портрет выкупил, а жалко — картина, наверное, уже на пару миллионов тянет.

   Рэймонд высунулся из комнаты.

   - Сахил, я - с вами! Подождите!

   - Нет, ждать не будем. Ты же три часа собираться будешь! Позвони нам, когда будешь готов, мы к тебе навстречу выйдем.

   Ровно через три часа Рэймонд встретился с нами на темной улице старого города. В индийском халате, с густо набеленым лицом, он был похож на старую куклу-марионетку. Он даже пах как старая кукла: сладкими духами, тряпками и тленом.

   - Еле дошел до вас, испачкал туфли! Ведь я уже совсем не молод, - кокетливо говорил он, опираясь на Сахилову руку, - мальчики, нет больше сил, ни шагу не могу ступить...

   Вдруг прямо перед ним выскочила крыса и забежала под ближайшую корову. Рэймонд завопил и мгновенно исчез в темном переулке. Корова безучастно глядела ему вслед.

sdze

Большая прогулка: Последние дни



День 12, деревня Мукнинатх, высота 3800м.

   После вчерашнего бесконечного, полуторакилометрового спуска с перевала — камни, снег, лёд, грязь, пробегающие мимо портеры-тяжеловозы — психика отказывается ходить пешком. Хочется нанять паланкин. Но такого не предлагается, зато — есть джип до следующей деревни. Водитель отказывается ехать пока в джипе не будет минимум 14 человек. Слава богам, таких же ленивых набегает быстро, и мы уезжаем.

...

День 16, город Покхара, высота: 742м.

   Называть это дорогой язык не поворачивается: представьте себе русло ручья. Вода высохла еще не везде, но облакам пыли это совершенно не мешает. По руслу разбросаны валуны в количестве недостаточном чтобы его вымостить, но достаточном, чтобы взбесить. Слева - обвал, справа - обрыв. По этому руслу автобус ползёт и переваливается, спотыкаясь на все четыре лапы. Внутри — рыдаем мы и играет азиатская попса.

   Азиатская музыка черпает своё вдохновение в весенних песнях кошачьих, и уши отторгают её немедленно, как шум. Азиатская попса берёт этот шум и перекладывает его на привычный западный ритм. Как зараженная клетка, она проникает в мозг, воспаляет его и заставляет биться головой в спинку переднего сиденья. Спасение — в родной попсе, которой в плеере, к счастью, навалом.

   Непальский автобус — это наказание за решение не идти пешком остаток пути. Все километры не пройденные нашими ножками, мы прочувствовали своими ягодицами.

Покхара    И вот мы и в Покхаре - курортике для западных туристов на берегу красивейшего озера. Здесь куча кафе, магазинчиков, ночлежек с холодной (и горячей!) водой и совсем никуда не нужно идти. Снежные вершины толпятся вокруг озера, невидимые из-за дымки которая накрывает Покхару в это время года. Вот, видели бы вы какой здесь вид в ясную погоду, говорят местные. Мы не расстраиваемся - виды в ясную погоду мы недавно наблюдали, зато здесь есть кофе и не нужно подниматься выше второго этажа нашей ночлежки. Отдохнув, я понял что рад, что пошел на этот трек. Я стал сильнее, выносливее, правда у меня начинается горная болезнь, как только рядом разворачивают рельефную карту. Ещё я понял настоящий смысл фразы Высоцкого: «лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал». Хотите, приходите, объясню. Нет, нет, лучше вы к нам! В ближайшие несколько месяцев я из квартиры выходить не собираюсь.
sdze

Большая прогулка: Дни 5 и 6



День 5, деревня Брака, высота: 3400м.

Брака   Дорога шла то вверх, то вниз. Поднялись на 3800м, потом спустились на 3400м. Привыкаем к высоте — если не акклиматизироваться, можно заболеть горной болезнью. Лечение — спускаться вниз. Самый лучший способ не заболеть — подниматься постепенно, что впрочем, мы и делаем.

   В ночлежке сегодня познакомились с ребятами, страдающими от горняшки. Парень и две девушки с Украины — сначала, услышав наш русский, напряглись, пока не выяснилось, что политически мы все на одной стороне — конечно же, стороне добра.

   - Яш, забавно, да?

   - Что забавно?

   - Мы уже несколько дней без Интернета и без новостей про Украину. Но Украина здесь нас сама нашла.

   Ребята приехали сразу на большую высоту и потом поднялись сразу ещё на 700м — и симптомы тут как тут. Мы им скинули немного таблеток от горняшки и больше на дороге не видели.

   Ночью у меня начала болеть голова. Блядь, неужели у меня — тоже?


День 6, где-то в горах, высота: 4600м.

4км над уровнем моря   Дали Тилаку сегодня выходной и сами полезли на Ледовое Озеро — высота 4600м. Километр наверх и обратно. Тропа лезла почти строго вертикально и исчезала за ближайшим утёсом. Мы взбирались на него, а за ним — конечно же — вырастал ещё один. Хрен знает, сколько это продолжалось, но на финишной кривой мы заблудились и вылезли на другую гору, без озера. Спускаться и опять подниматься уже не было сил. Мы уселись на нашей вершине и начали жрать булочки под завистливыми взглядами пасущихся яков и стервятников.

   Вниз пёрли так долго, что я не мог поверить что буквально три часа назад мы всё это пролезли вверх. Знал бы, никогда не полез бы. И вот уже отдельные домики деревни внизу видны невооруженным глазом - пол-пути пройдено!

   Шипатые ботинки скользили по тропе, которая становилась всё круче и круче.

   - Кажется, мы здесь не проходили.

   - Проходили, конечно! Куда здесь еще идти?

   - Не знаю, но если бы мы здесь шли наверх, то пришлось бы лезть ногами и руками, а когда туда шли, обошлись ногами и палками!

   Скоро стало понятно, что заблудились. Окончательно стало понятно, когда тропа закончилась. Вниз еще было добрых метров двести - эти двести метров мы прошли по (почти) пересохшему руслу реки, молясь, чтобы на ней не оказалось водопадов. Река нас вывела прямо в деревню.

   Там нас встречал злорадно улыбающийся Тилак.

   - Устали? Чего так долго? В следующий раз я с вами пойду, не заблудитесь.

   - Обязательно. Не забудь рюкзак! - процедил я и пошел прилечь.

   Болели кости, дрожали колени, все шмотки, вплоть до ветровки, были пропитаны потом. Ну хоть голова прошла.
sdze

Страна-заповедник

   В столице Черногории живёт треть населения всей страны - 150 тысяч человек. Из достопримечательностей - однопилонный Мост Тысячелетия, "уникальное сооружение, которое сразу-же стало доминирующим объектом на городском ландшафте". Точно такие же мосты мы видели в Дубровнике и Белграде. Есть ещё Оттоманская башня в старом городе; то есть, башня есть, но старого города - нет: стоят какие-то хаты с курами и тётками. Столица-станица. Даже называется нежно, по деревенски: Подгорица.

   Города не оскверняют Черногорскую землю. Людей тоже немного. Возможно поэтому, природа здесь такая, что через час езды на автобусе равнодушно задёргиваешь шторку на пейзаж, от которого у свежего туриста пошел бы дым из мыльницы. Если любите природу - очень советую посетить. Даже я, после получаса шлёпанья по грязным лесным тропинкам, обалдел, когда мы вышли на кромку каньона и посмотрели вниз, на километровую глубину. Каньон реки Тары всего на триста метров ниже Гранд-Каньона, но зато он весь зелёненький, симпатичный. А вокруг захватывающие дух горы, плато, высокогорные деревушки, ущелья и озёра, с фотографической точностью отражающие синее небо.

   Ещё мы покатались по самому большому озеру на Балканах. Скадарское озеро сидит на границе с Албанией. Лодка фурычила мимо пеликанов, островков и старых развалин. Вдруг выглянуло солнце и на дальнем берегу засветился албанский город Шкодер, как Нью-Йорк из кино про иммигрантов. Отвыкли мы от вида таких мегаполисов - 200 тысяч человек! Аж страшно. Мы развернулись и поплыли обратно в страну-заповедник.

sdze

Петра

   В скалах древние набатеи отгрохали себе такое, что даже через две тысячи лет выглядит не как развалины, а как Диснеевский аттракцион.

   Ихние потомки тоже так считают: вход в Петру стоит 50 иорданских динаров - целых 70 американских зелёных! - примерно столько-же, сколько сдирают за билет в Диснейлэнд.

   Перед входом в ущелье стояли несколько чуваков в бутафорских костюмах римских легионеров. Денег не просили. Дисней крепчал.

   Самый бутафорский момент наступил когда мы, высунув языки, лезли на эд-Дейр - одну из самых высоких точек в Петре. К нам подошли две разодетые девочки и попросили воды, чтобы сделать "настоящий бедуинский чай". Водой мы поделились, но предчувствие не обмануло - как нам потом рассказали, роль бедуинов в Петре играют ряженые цыгане.

   На холме над эд-Дейром развевался большой Иорданский флаг и стоял шатёр в котором сидел настоящий Микки-Маус. Шучу. В шатре развалился толстый охранник - по совместительству продавец сувениров. Его небритая морда и китайский ширпотреб сразу прогнали весь диснейский морок - реальность вступила в свои права. Остались только мы, скалы, Петра и ветер, тщетно завывающий, что отдаст дешево.

   - Не нужны нам твои сувениры! - сказали мы Микки-Маусу и быстро побежали по тропе вниз, обгоняя осликов с притороченными к ним толстыми английскими туристками. Те, глупо разинув рот, щелкали мыльницами нам вслед.