Category: отношения

sdze

Горько

   Лицо, фигура, как говорит, как целуется — это только то, чем она повернулась к тебе именно этим вечером. Вот она довернулась — и оказывается, что эта красивая попа тащит за собой любовь к суши и нездоровую манию к здоровому питанию. А лицо превращается в чёрную маску — каждый вечер, на сорок-пять минут. А потом, у этой хрупкой девушки обнаруживается огромный хвост из сумочек, протяженностью отсюда и до Китая.

   Проходит немного времени и она вытягивает из пространства Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
sdze

Чьи трусы

   Началось с того, что у неё задерживался самолёт.

   Если б по расписанию, то она и уехала бы в десять утра, как и договорились. А так — прихожу и она говорит:

   - А можно я свои вещи оставлю пока тут, на пару часиков? А сама гулять пойду. Рановато еще в аэропорт ехать.

   Поставила чемоданы в угол и — гулять. А я — начинаю прибираться потихоньку. Обычно, после пары недель сдачи хаты, есть где метлой пройтись, но тут — совсем ничего не нужно было делать. Жилица — учительница из Небраски — вылизала квартиру так, хоть каждую неделю сдавай ей. Впрочем, неудивительно — женщина, как правило, ведёт хозяйство лучше, чем мужчина, а мужчина — лучше, чем я.

   Короче, ткнул я метлой по углам, заглянул в раковину, провёл пальцем ноги по кухонному полу... Стащил с матраса простыню и вдруг увидел как в проёме между кроватью и стенкой что-то алеет. Потянул — и вытянул Collapse )
sdze

Как Лёва и Яша про молодость вспоминали

( Опубликовано у Лёвы как Несколько историй про нашу с Яшей молодость )


   - Вот, написали мне: «Расскажешь еще что-нибудь о вашей с Яшей юности? Чувствуется, там было много интересных историй! )))» У тебя есть что-нибудь такое? Или может хочешь сочинить?

   - Я подумал про разное, но про все самое такое этакое — ты не поставишь. А про все остальное — ну какой смысл писать? Кому интересно, как ты из банкомата не смог снять правильные купюры в Шанхае?

   - Посмотри на кол-во комментариев.

   - Блядь... скажи мне кто твой друг. Ну вот, ты и пиши им про банкоматы и аэро-мили.

   - Я думал, ты, Яша, мой друг. Ты же ведь раньше писал блог, который назвал «Про Яшу и его друзей», между прочим...

   - Хоботов, я все оценила. Давить на чувство вины, как еврейская мамаша, мы все отлично умеем. Ладно, напишу про твою юность. Хочешь, про то как ты подруг из своей кроватки выгонял? Со свистом!

   - Да ладно, один раз такое было всего...

   - Два! Как минимум.

   - Один! Но, я страшно устал тогда. Заснул уже, просыпаюсь оттого, что она меня тихонько по груди гладит...

   - По шерсти на груди, Лёва!

   - Да заткнись ты. Я — ей, спросоня: а ну, пошла ты... А она — мне: только посмей!..

   - Вот, хочешь про это напишу? Как она выкатилась из комнаты, а ты — за ней, глаза горят, jew-fro во все стороны... и она тебе кричит: «я тебя, Лёва, уничтожу! Сначала как личность, потом как мужчину!»

   - Ну вот, кому это интересно, а?

   - ...а она потом на кухне сидит и говорит: ваш друг, наверно, гей. То есть, явно — гей.

   - Не со всеми бабами, которые в кровать лезут нужно спать!

   - Блядь, не знал бы тебя, подумал бы, что она права (not that there's anything wrong with it)! Тогда, кстати, тоже на минутку засомневался...

   - Тебя, Яша, кстати, тоже не раз в этом уличали — not that there's anything wrong with it – помнишь, к Марику пошли финал чемпионата мира смотреть. Ты, как обычно, в книгу уткнулся. Марика папа тогда тоже: «а ваш друг, случайно, не это самое?..»

   - Гыгы, это — да, было дело. Ну, как говорится, один раз...

   - Два! Как минимум.

   - Это когда же — два?

   - Когда ты, Яша, чуть с трансвеститом не переспал...

   - Про это я уже писал.

   - Да, такие темы ты любишь, про секс и наркотики...

   - Нет, блядь, про банкоматы! Ладно, самое безобидное про что я могу написать, это — как ты в Амстердаме от охранника в музее Ван Гога прятался...

   - Ну что за херня тебе в голову приходит!

   - «Яша-аа, мне кажется он за мной следит!»

   - Так он следил!

   - У него работа такая! Отличный музей, кстати.

   - Да... интересно, может постик на эту тему замутить... нужно глянуть, если у меня фотки оттуда имеются.

   - Лёва, ты — безнадёжен. Чего писать про нашу юность, когда у тебя такая старость?

   - Да, ты прав, наверное. Ничего путного из этой затеи не выйдет.

   - Сам — дурак.

   - Ладно, свободен. Вот тебе, бабушка, и вспомнили юность.



sdze

Только сон

   Сидит напротив меня моя любимая и говорит...

   Любимая, кстати, вобрала в себя черты обеих моих жен, прошлой и настоящей, что, впрочем, неважно, потому-что сидит она напротив и говорит:

   - Я не люблю тебя больше.

   Я понимающе киваю, но в голове у меня — столько всего, столько всего проносится... Мы печально выходим на улицу, идём в главпочампт и она складывает меня в фабричную упаковку, чтобы утром это отправили обратно.

   Не жмёт-ли где, спрашивает меня заботливо. Нормально, говорю, я все-равно всю ночь спать собираюсь. Хорошо, говорит, а то предыдущий вот так ночью в сортир захотел, пришлось распаковывать.

   А теперь, дети, кто первый угадает, какая деталь в прочитанном тексте указывает, что всё это — лишь мой сон?

   Нет, неправильно, про упаковку. Что, никогда про жен по почте не слышали? И про гибрид из любимых женщин — что, у вас никогда?.. Впрочем, неважно.

   - Я не люблю тебя больше.

   Я понимающе киваю. Смотрю на тебя и думаю: как? Неужели, ты? Неужели это к тебе прижимался я сонный, прошканыдбав в темноте из сортира? Неужели это с тобой мы чавкали по обкурке, лежа рядом, освещаемые бледным экраном лэптопа, такие безразличные друг-другу?

   Весь район усыпан твоими следами — археологические артефакты в культурном слое. Захожу в магазин, где мы семейно затаривались мороженым, беру кофе в твоём любимом кофе-шопе, сажусь на скамейку... А когда съехала, прошелся по пустой квартире, посидел на подоконнике, где обычно сидела ты. Так, наверное, себя чувствует собака без хозяина. Крутится бесцельно, заглядывает в глаза прохожим. Девушки на улицах, в барах, на сайтах знакомств; каждая как призрак тебя, надежда на утешение от одиночества. Наркотики, сигареты, вино, друзья; но, как только снова один — чёрная яма, отсутствие воздуха, ведь его тоже не замечаешь, пока он есть.

   Медленно, медленно зарастают дорожки, по которым мы ходили вместе — порослью новых воспоминаний, событий, впечатлений — уже без тебя. Нужно просто перетоптать знакомые улицы, уже самому посидеть в твоих любимых кафе, уже самому съездить в те места, где раньше бывали вместе. Постепенно таких мест становится все меньше и меньше. Раньше все они были связаны с каким-то щемящим воспоминанием о тебе, теперь — только это тягучее чувство и осталось, как будто внутри меня кто-то, не помнящий деталей, не знающий имён, скребется, скучает, воет. Аккуратно притрагиваюсь к нему, как языком к больному зубу, заглаживаю, зализываю. Все реже и реже натыкается он на родной запах, спит. Неспокойно, но — спит, лишь иногда скульнёт жалобно.

   Просыпаюсь, открываю глаза. Обхватываю её, обнимаю, вдыхаю такой родной запах её волос.

   - Прикинь, мне приснилось, что ты меня разлюбила.

   - Я? Тебя? Это был только сон, мой мальчик, только, только сон.

   Целует меня, высвобождается из моих рук, одевается.

   - Ты куда?

   - Страшно хочется кофе и мороженого. Да и на почту нужно сходить, вернуть кое-что. Хочешь со мной?




sdze

Bonus любовь

( Лучше - сначала )


   Следующий день посвятили культурной программе. Из культуры предлагалось следующее:

   Гулянье по Малекон — длиннющей бетонной набережной, которая тянется через пол-города. В хорошую погоду (то есть, всегда) она усыпана бюджетно отдыхающими. Они ловят рыбу, целуются, играют на гитаре и употребляют жаренный арахис по четыре цента за кулек.

Photo by Levik   Распитие рома с местными дядьками, каждый второй из которых бывал в Воронеже, авиационным техником.

   Обед в старой части города, под песни дрессированных туземцев, по цене превышающей среднюю месячную зарплату.

   - Нет, я не могу так. Чувство классовой солидарности не позволяет.

   - Давай хоть гида наймем? Че, может расскажет что-то интересное.

   Следующие два часа мы топали по жаре и послушно слушали как «в 1874 году, первая электрическая лампочка зажглась на улицах старого города! В 1875 году, был основан Кубинский Государственный Университет! В 1881 году, испанский наместник переехал в свою резиденцию, отсюда два квартала налево!..» (Это не точно. Художественная реконструкция.). Учитывая, что гид обещал нам «всю историю Гаваны, от Колумба до Рауля», цифр хватало. Все вопросы, хоть на шаг влево или вправо, вводили его в полнейший ступор. Наконец-то он отпустил нас и мы рванули из старого города. На пути, культурная программа плавно перетекла в обычную. Макатуна схватила за руку стоящая мимо дама:

   - Цигель, цигель, ай-люлю! - Макатун застенчиво ржал.

   Я ревниво потянул его обратно:

   - Это ты мне должна за него платить! Глянь, какой парень красивый! Тридцать баксов - и он твой.

   Не договорились. Вечером, подошли соседки, узнать не появились ли у нас лишние деньги.

   - Извините, девочки. Не получилось заработать.

   Соседки понимающе кивнули. Бесплатно рассказали где тусуется простая кубинская молодежь.

Photo by Levik   Простая кубинская молодежь тусуется в подвальных помещениях, под реггетон и пиво «Кристалл». Платишь два доллара, заходишь внутрь и тебя тут-же облепляют семь-восемь молодых негритянок.

   - Забери меня, папито! - кричат они, как в детдоме, - нет, меня! Недорого!

   И так — в каждом месте, в которое мы заходили. Приунывшие, мы топали домой, как вдруг увидели трёх девиц, красоты неописуемой. Две из них отправились с нами (а Лёва, в силу своего семейного положения, отправился осваивать супер-дорогой Вай-Фай в лобби капиталистической гостиницы «Свободная Гавана»).

   Я с подругой уединился и, yada, yada, yada, оказалось, что моя женщина — мужчина. Сразу возникло множество вопросов и самый главный:

   - А эта, которая сейчас с моим другом в соседней квартире... тоже?

   - Тоже.

   - Одевайся быстрее, пойдём, посидим у него на крыльце, я хочу первым видеть его физиономию на выходе.

Он(а) прихорашивалась перед зеркалом.

   - Знаешь, ты самая красивая мужчина, из всех кого я когда-то встречал.

   - Ты подожди, я еще годик гормонов попью, потом еще три-четыре в очереди на операцию постоять... Прямо здесь в Гаване делают, бесплатно.

   Эх, долго ждать. Мы уселись на Макатунское крыльцо и закурили - два мужика, после тяжелого рабочего дня. За дверью были слышны недоуменные шорохи. Она открылась и я немедленно испытал самое глубокое удовлетворение за всю нашу поездку.

sdze

Первая любовь

( Лучше - сначала )


А как первая любовь — она сердце жжёт.
А вторая любовь — она к первой льнёт.
А как третья любовь — ключ дрожит в замке,
ключ дрожит в замке, чемодан в руке.

Булат Окуджава


   Выйдя в люди, я приготовился защищать нежные места от посягательств слабого пола. Два квартала вхолостую шарахался в разные стороны, как хасид в июле. Никто не лип. Мы зашли в бар, подмигнули бабушке-бандердерше, прошлись, покачивая бёдрами, мимо пионерок в синих юбках, улыбнулись стайке туристок, что пугливо высунули мордочки из старого города. Туристки немедленно вжались обратно.

Photo by Levik   На этом месте у читателя могут возникнуть некоторые сомнения по поводу моей внешней привлекательности. Опуская все те слова, которые я хотел бы сказать этому читателю, просто напомню, что у меня был Лёва в виде живца и всё-равно не клевало. Как настоящие исследователи, мы решили не делать поспешных выводов и дождаться приезда Макатуна, который ожидался через два дня.

   А пока — рванули в клуб. В клубе сразу всё пошло по другому. Всего через полчаса я набрался смелости подвалить к красивейшей девушке и немедленно очаровал её моим мычанием по испански. Моя любовь оказалась доктором младших классов, насколько я понял. Мы гуляли по клубу, держась за руки. Клуб был неожиданно великолепен; в нём было всё: арт-галереи, концертный зал, кино на всю стенку, ди-джеи, гамаки... Но, мне хотелось побыстрее оттуда слинять, с моей новой подругой. Мы приехали ко мне на хату и, немного спустя, я сладко заснул, прижавшись к её красивой, чёрной жопе.

   В шесть утра она засобиралась домой.

Photo by Levik   - Не нужно ли тебе чего-то, дорогая?

   Она ненадолго задумалась:

   - Разве-что, денег на такси...

   Я сделал вид, что не знаю что такси стоит доллар для туристов и дал ей двадцатку.

   - Хватит?

   - Конечно! - Тут она подумала еще и погладила себя по животу (я аж напрягся), - ой, и кушать-то как хочется!

   Я дал еще десять. Она хрюкнула от удовольствия, поцеловала меня в щечку и отправилась жрать в такси.

   Вечером, я звонил в Нью-Йорк:

   - Макатун! У нас всё хорошо, просто замечательно! Тащи ещё гондонов! И крем для бритья, пожалуйста...