Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

sdze

Пустые улицы

   Выхожу из дома. Улица Святого Марка кипит гудом машин, людским гомоном, смехом, словами, обрывками разговоров. В голове — суп из мыслей, планов, вариантов на выходные, вокруг головы — тёплый апрельский вечер.

   Иду, ловлю в толпе девичьи взгляды — стреляют глазами буквально в последний момент, как только прохожу мимо. Оборачиваюсь напоследок — поглядеть на освобожденные ноги.
Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
sdze

О вреде выпивки

   Был бы я менее хлипким, бродил бы пьяным пионером под кровавой луной, как это делали мои волосатые предки. Или вон друзья у меня — пили, блевали и снова пили! Сами, правда, ничего подобного не помнят, так как память у них отстёгивалась еще с первой ступенью. Короче, правильно дедушка Фрейдлин говорил: анатомия — это судьба! Ну вот представьте: если с детства я мог бы легко принять грамм триста, то -

   ходил бы смело,
   смеялся громко,Collapse )
sdze

Как я поверил в бога

   Как сейчас помню — потому-что есть фильм.

   Если скажете, что вру — найду видео. На нём мы все — в возрасте тринадцати лет, нескладные, с пушистыми верхними губами, в белых рубашках, кипах, с молельными нитками цицит, торчащими из брюк — смешно ругаемся матом.

   И Лёва-шкет. Младше нас на год, тот самый что отделяет подростка от совсем еще ребёнка. Смешливого, с головой-одуванчиком из чёрных еврейских завитушек.



   Когда я, новеньким, зашел в тот восьмой класс, состоящий только из мальчиков, только евреев и только из бывшего Советского Союза, только Лёва вякнул там что-то на тему тебе, дылда, наверно в девятый класс нужно, дверью ошибся.

   Двери в девятый в школе не было вообще. Collapse )
sdze

Арифмэтика

   Бо́льшая часть моих любовных похождений выглядела так: сначала стараешься узнать человека поближе, еще ближе, вплотную, затем — пятишься.

   Говорят, умные учатся на чужом опыте, а дураки — исключительно на своём.

   Меня даже мой собственный опыт не учит. Каждый раз — одно и то же:

   Если в процессе узнавания человека вплотную, расстояние между нами не достигло отрицательных величин, то в мечтах моих, вектор нашего сближения никогда не меняет своё направление на противоположное.

   Сорри, у меня с детства сублимация выстреливает математикой. Родители заставляли делать уроки в самый разгар пубертатного периода — где-то лет с восьми до восемнадцати.

   Что я хотел сказать вектором и величинами — если я с подругой не спал ни разу, то еще долго она мне мерещилась привидением счастливой совместной жизни, домашнего очага и матерью двоих-моих-троих детей.

   Это невозможная ситуация — когда тебя все время окружают матери твоих-дроих-троих. Приходилось судорожно, тяжело дыша, исправлять это.

   - Это всё? - разочарованно спрашивала потенциальная матерь.

   Все, дорогая. Как известно, всего одного толчка достаточно, чтобы превратить потенциальную энергию тела в кинетическую. Чтобы катилось.

   Сорри, в седьмом классе физику проходили. До сих пор, с томленьем вспоминаю.



sdze

Гора с плеч

   Когда на излёте моих тридцатых немного попустило, я даже и не понял сначала, что случилось.

   Ведь, раньше — как?

   Вот, скажем, мне — двадцать-пять. Лечу в Амстердам, в компании самых прекрасных парней: Лёвы и других, которых вы (еще) не знаете. В моем сердце такие экскурсии занимают то же место, что в сердце нормального мужика рыбалка и водка. Тольку тут — друзья, каналы и грибы.

   Но, когда тебе — от восемнадцати до среднего возраста, этого маловато. Поэтому, я еще на пути туда познакомился с девицей с соседнего сиденья, выпил, еще раз выпил и поместился с ней в тесном сортире дельта-эконома.

   Чем очень гордился в тот вечер, когда мне было двадцать-пять (а теперь, когда мне больше — меньше).

   В общем, слопали мы на следующий день грибы и тут-то меня и накрыло:

   Ты, скотина, даже имени её не помнишь.

   Тебе, скотине, эта женщина — лишь жирная галочка: «Секс на высоте десяти км». И все остальные так: «самая красивая в компании», «самая трезвая в баре», «две за раз», «три за день», «отличник гто».

   Природа тебя наградила инструментарием, который позволяет подробно и интимно узнавать индивидуумов из лучшей половины гомо сапиенсов, а ты, вместо этого, используешь его — и лучших половин — для банального самоутверждения...

   Если вы думаете, что после грибного просветления, я стал лучшим другом женщин, то вы, видимо, никогда не были мужчиной от восемнадцати до среднего возраста. Ладно, не буду обобщать — не каким-то среднестатическим мужчиной, а именно мной, по тэгу молодость.

   Когда тэг закончился, а так-же — закончилась императива залезть на каждую новую, пробегающую мимо особу, образовалась куча свободного времени, которую можно бросать на прогулки по городу, общение с друзьями, домино, урологов и тёплые компрессы.

   Женщины, всем табуном, из сверкающих пони, превратились просто в человеков. Каждая — со своей неповторимой внешностью, поведением, характером, индивидуальностью. Кстати, та девушка в самолёте была черноволосой, улыбчивой секретаршей, болеющей за права меньшинств, остро-интересуемой реформой образования и бесплатными авиа-напитками. Её смех заставлял хмуриться весь эконом. Её сумка периодически выпадала мне на голову. Звали её... Значит, звали её...

   Блин, времени нет, теперь и не вспомню. А я уже опаздываю: ждут на двух свиданиях, а потом еще и на оргии нужно успеть поработать. Консультантом...



sdze

Политическое

   - Что мне ответить своей дочке?

   Спрашивает подруга.

   - Недавно она из школы вернулась и говорит: мам, тут один плохой дядя хочет родителей Доры отобрать и в Мексику отправить. Мне Дору жалко. Ну, я — ей: деточка, да, дядя этот — очень плохой. И злой. И разных тёть руками хватает. Но самая главная добрая тётя его прогонит и Дора с её родителями всегда будут вместе. Вот. А теперь дочка плачет и просит: мама, мамочка! Плохой дядя победил! Сделай-же что нибудь! И что мне теперь ребенку рассказывать? Ну и Хиллари, конечно, жалко.

   Хиллари действительно жалко — самый большой лузер в новейшей истории. Ведь все опросы отдавали победу ей. Представляю, как у неё физиономия менялась по мере поступления результатов голосования. В шаге от кресла самого могущественного правителя в мире! Ей уже мерещились страницы в учебниках истории: «Первая женщина — Президент США...» А теперь в этих учебниках будет написано: первая женщина проигравшая выборы полуобразованному оранжевому клоуну...

   Впрочем, у Хиллари еще есть шанс.

   В следующий раз, когда она будет на одной тусовке с Дональдом — думаю, случай представится достаточно скоро — она должна подобраться к нему поближе и завалить его как нибудь. Наброситься молниеносно и ручкой президентской прямо в глаз пырнуть, раз семь-восемь, пока не оттащат. Она сможет, по глазам видно.

   И все. И тогда она войдёт в историю этакой, трагической фигурой древнегреческого масштаба. Может быть, спасительницей Республики, даже.

   - ...и вот, доченька, когда злой оранжевый клоун уже схватил Дориных родителей, добрая Хиллари подлетела к нему и волшебной палочкой прямо в глаз его — тюк! И дух из него вон! И одела тогда Хиллари свой самый белый, брючный костюм и села на трон-вашингтон и жили они долго и...

   - Мама, кто-то в дверь стучит.

   - Подожди, я сейчас, посмотрю, кто это.

   - Почему они так громко? Мамочка, я боюсь.

   - Сейчас проверю. Не бойся, солнышко. Я на минутку, а потом вернусь — и закончу сказку.



sdze

Таня

   «Когда мне вылизывает там всё белый мальчик, я закрываю глаза...»

   ...Я двигаю по экрану направо: выбрать.

   «...и практически слышу крики одобрения моих предков, которые столетиями прозябали в рабстве, угнетаемые такими-же белыми мужиками...»

   Блин, очередная фифа с соцфака Нью-Йоркского Универа.

   «...как и ты. Трава есть? Давай покурим. -Таниша, (а как тебя зовут? :))»
. . .

   - ...можно, конечно, и в рыло дать. Но, когда я ебу их, жестко так, таких розовеньких, прыщавеньких... это как месть моя, понимаешь? За всех моих — бабушку, отца бездомного, сестричек. Эй, алё, русито?

   От слова «ебу», все вокруг заволокло сладким туманом — еще бы, мне ведь всего 16 лет. Таня толкает меня в бок:

   - Ты чего?

   - Нет, ничего, продолжай, ебешь ты их, значит...

   - Эй, русито! Балбес, бля... Понял все что хотел, а? Ничего, тебе моя месть не грозит. Слишком чернявый для гринго.

   Мы с Таней в одном, 12-м классе. На самом деле, она не Таня, а Тания, родители из Гватемалы, там — жевали кокос, здесь — курят крэк. Родилась в восточном Гарлеме, старшая из четырех детей, за неисправимую хулиганистость высланная к бабке в Бруклин, на воспитание.

   - Ладно, пошли в класс, уже все коридоры пустые.

   - Давай только покурю, закрой меня, чтоб секьюрити не увидели.
. . .

   - Яша?

   - Таниша?

   - Рада тебя видеть. Извини, я буквально на минутку. Не хотела отменять свидание, но мне нужно в класс бежать, забыла совсем. Хотела все же на тебя вживую поглядеть. Поэтому, до скорого...

   - Подожди! Пять минут-то у тебя есть? Может, покурим?

   - А у тебя — с собой?

   - Ну!

   - Ты мне явно начинаешь нравиться! Давай.

   - Может отойдем куда-то, чтоб не на людях?

   - Зачем? Ну увидят менты, ну и что?

   - Штраф дадут.

   - Пусть попробуют! Моего папу так один раз тормознули, но не на того старого негра напали...

   - А кто он?

   - Профессор на юридическом. Рассказал им что и как. Решили не связываться.
. . .

   - Суки! Суки! Фашисты!

   Таня рыбкой билась в объятьях секьюрити. Один прижимал её к своему животу, другой выковыривал из пальцев окурок.

   - Скажи спасибо что к директору не отвели, - обиженно пробурчал пузатый, отталкивая Таню в мою сторону, - ну-ка, марш в класс!

   - С тебя сигарета! И еще одна — за то что облапал!

   Пузатый покрутил пальцем у виска.

   - А ты-то что? Просила же прикрыть! Идиот!

   - Да пошла ты!..

   - Ой, ой! Попробовал бы ты у нас на 115-й улице... вообще появиться!

   Останавливается, целует меня.
. . .

   - Ну, чмоки! Мне действительно идти пора... укурил меня, как я теперь этих балбесов учить буду?

   - Учить?

   - Я в аспирантуре учусь, вот своему профессору помогаю класс вести, по социологии. У тебя в глаза есть что-то закапать?

   - Очки надень.

   - О, точно!.. Блин, надо меньше курить. Ничего, начну кандидатскую писать — брошу.
. . .

   - ...В армии заставят. Че тогда самой мучиться? Бабка одобряет, говорит: научит тебя, Таня, дисциплине, армия-то. Вернусь — ты-то уже давно в колледж уедешь.

   - Так кто-ж тебе тоже мешает? Куда нибудь и тебя возьмут.

   - Я? Дочь бездомного латиноса? А че... все может быть. Буду профессорских сынков ебать! Чего уставился, как в телевизор?..

   - А я тебя не устрою?

   - Ты? У тебя даже травы никогда не бывает. Толку от тебя... Ладно, вали в свой класс, русито.

sdze

Великий иммигрантский роман


Из фэйсбука:

- Обсуждаем сюжет новой книги. Рабочее название
"Русская дискотека в синагоге на 9 мая."
- Правильно! Великий иммигрантский роман сам себя не напишет.


   Сколько томных вечеров я провел, обсуждая затейливость своей родословной! Еврей, жил в Грузии, говорю по-русски, вырос и учился в Нью-Йорке. Кто я? Где я? Рядом, такие же, на грамотном английском, смаковали умение завязывать пионэрский галстук и наизусть – «Тайну третьей планеты». Неужели, никто не возьмётся описать все эти дивные ракурсы, мысли, которые возникают от проталкивания реальности сквозь нашу охуенную многогранность?

   Не отшучивайтесь. Не говорите, что вы это несерьезно. Втайне, каждый из нас думал: а не я ли? А не про меня ли? Теперь понимаю — не про меня.

   В школе со мной учился один кекс, звали его Пашка-Тормозок.Collapse )
sdze

Определённый минимум подготовки

   – Ухожу я от тебя… – я виновато глядел в пол. И поспешно добавил: – нет, ты это, не думай, всё у нас было замечательно. Просто мечта у меня такая…

   – Знаю, знаю, вали. – сказал Славик, – но, перед тем как уедешь, чтоб все дела у меня тут были переделаны!.. И страницу мне новую, корпоративную забабацай…

   Так славная адвокатская контора “Smortitski & Sdze, PLLC” превратилась в “Smortitski Law Group, PLLC” потому-что Мистера Сдзе укусила в жопу муза дальних странствий. Вообще, Славик, должен тебе тут признаться, что ты был лучшим партнёром, который у меня когда-то был. Пусть у меня других-то вовсе и не было, неважно. Столько времени, сколько я проводил с тобой, я не проводил ни с кем. Ты был как моя вторая жена, только без физических отношений - ведь за последние четыре года ты каждый день по восемь часов в день…. – ладно, пусть всего по шесть часов, но с понедельника по пятницу! – лицезрел мою сонную рожу в трёх метрах от себя и ни разу к ней не приложился…

   Ладно. Чего я тут хотел сказать, перед тем как отвлёкся и расчувствовался: трудно просто так встать и свалить на годик – нужен определенный минимум подготовки. Например – закруглиться с работой. Или вот, сказать маме что ты бросаешь хорошую работу, квартиру с балконом и главное – родителей, которые наверное что-то не так сделали, кого-то как-то не так воспитали и вот им теперь такое наказание… В общем, сказать маме тоже нужен определенный минимум подготовки.

   В нашем случае этот минимум занял где-то год.

   За этот год, мы плавно закруглились с работой и колледжем, сообщили родителям, выслушали кучу советов, раздали долги, мебель, книги, поцеловали племяшек и поселили любимого кота с его любимым дядей Лёвой.

   Вообще, Лёва, должен тебе признаться… блин, ну вот, опять. Скажу просто, что у нас охуительные друзья (а ты Лёва, самый охуительный – только не говори никому) и мы по вам уже скучаем. А вы, конечно-же, по нам. Но, ничего – если вы нас любите, припрётесь к нам сами.
sdze

Дед Хаим

   Когда мой второй,* младший дед пошёл в третий класс хедера - еврейской начальной школы, оказалось, что читать он ещё не умеет. При этом, по чтению он всегда приносил одни пятёрки. Несколько подзатыльников спустя, он раскрыл секрет фирмы: когда ребе первый раз нараспев читал вслух то, что надлежало прочесть дома, дед просто запоминал текст слово-в-слово. Когда его вызывали читать, он декламировал наизусть. Пришлось учиться читать заново. И вдруг - несказанная удача! - хедер разогнали в рамках борьбы с "опиумом для народа". Лафа длилась недолго - заставили учить русский.

   В 1943ем году, деда призвали в армию. Послали служить в Закавказье, чему была очень рада баба Вера - моя прабабка и дедова мама. Вернулся он в родной Славянск-на-Кубани из армии целым и невредимым, вместе с грузинской женой. Видимо, рано радовалась баба Вера: невестка вообще не говорила по русски, что было ещё полбеды - но и в идише она была ни бум-бум. После года ожесточённых боёв между грузинскими и еврейскими традициями, баба Вера выгнала деда с женой обратно в Грузию, откуда, несколько месяцев спустя, дед вернулся один.

   Следующая дедова жена была еврейка, красавица, учительница русского и литературы, но обладала двумя изъянами, невидимыми с первого взгляда - она была старше деда на пять лет и состояла в Партии чуть-ли не с рождения. Впрочем, баба Вера, не возражала - ведь всё познаётся в сравнении, плюс, несмотря на партийность и русский язык и литературу, моя бабушка была вежлива, почтительна к дедовым родителям и замечательно пела колыбельные на идиш.

   В Славянске-на-Кубани деда знали все - он обладал ответственной должностью и представительной внешностью. Женщины влюблялись в него мгновенно, не приходя в сознание. Мужчины вежливо называли его по имени-отчеству, Михал-Наумычем, хотя весь город знал, что на самом деле он - Хаим. В 1953ем году, у него родилась дочка. Они с бабушкой попробовали ещё раз и родилась моя мама. Отдышавшись немного, бабушка всё-же родила деду сына - к тому времени бабушке уже стукнуло 40.

   И тут деда посадили - Хрущев боролся с экономическими преступлениями. Дали десять лет. Бабушка осталась воспитывать трёх детей - одна вместе с дедовыми родителями.

   Через восемь лет дед вышел - дочки уже учились в университетах, сын уже успел стать чемпионом по шахматам Краснодарского края, баба Вера оглохла, а бабушка заработала высокое давление и проблемы с сердцем. Дед уверенно забрал бразды правления семьей в свои руки - бабушка и старики смогли наконец-то расслабиться. Его авторитет в родном городе из-за отсидки даже вырос.

   Шло время - дочки уехали из Краснодарского края, вышли замуж, родились внуки... Дед с бабулей вышли на пенсию и ездили по "внучкам", прикармливая их кубанским салом и колыбельными на идиш. Потом, после трёх инфарктов подряд, бабуля умерла и дед переехал жить к нам, в Грузию. Он отрастил густые усы и стал носить сванскую шапочку - маскировка была настолько удачной, что даже древние грузинские аксакалы обращались к нему на местном кахетинском наречии. Водил нас в кафе, есть мороженое и пончики. Начал посещать родительские собрания. Он был единственный из "родителей", который не боялся нашей грозной завУч. Через пару месяцев, они поженились.

   Теперь он, со своей третьей женой - моей бывшей строгой учительницей и новой ласковой бабушкой, живёт в Бруклине, недалеко от нас. Каждый день он прочитывает как минимум дюжину газет - вот и умение читать по русски пригодилось. Он в общем-то не планировал всё это. "Вот," говорил он, "доживу до семидесяти и всё." Дожив до семидесяти утверждал: "Вот, только гляну одним глазком на двадцать-первый век и хватит." Потом: "Ладно, вот только стукнет восемьдесят..." Ему уже 85 лет. Пусть он ещё долго так загадывает.

_________________________________________
* Про старшего деда: Дед Миша