Category: медицина

sdze

Как лечиться от Индийских болезней

   Из Индии, мы вернулись постаревшими на тридцать лет: медленно шаркаем по квартире, просыпаемся в пять-тридцать, от слов «чикен тикка-масала» — бежим в сортир. Напоследок, Индия закинула нас одним из своих злоебучих вирусов — Холли поплохела уже в самолёте из Дели; я догнал её тремя днями позже.

   - Да ладно, ничего страшного, - говорит Холли, - тоже мне — вирус какой-то. А ты того прокаженного из Амритсара помнишь? А нищего с вывернутыми пятками? А собаку с кистой? А все восемьсот тридцать-четыре пациента ветеринарной клиники из Удайпура?

   Холли уже привыкла к Индийским подаркам. После посещения Золотого Храма, в святом сикхском городе Амритсар, она отравилась Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
sdze

Одиночество-сука

   Если взять среднестатистического обывателя из 17 века — нет! - не среднестатистического! - Рене Декарта! - и сказать ему:

   - Вот.

   И он скажет:

   - Какое чудо! Ослепительно белая!.. Фаянсовая ваза!.. И чистейшая вода плещется внутри! А как это используют?..

   Так и я — в ахуе от технического прогресса.

   Даже, казалось бы самые бессмысленные вещи... Collapse )
sdze

Большая прогулка или вокруг Аннапурны за 16 дней


Посмотришь налево — мать твою!..
Посмотришь направо — мать твою иить!..
Вверх посмотришь — твою мать!


-Из рекламного проспекта


   Вместо предисловия

   Эта прогулка была когда-то опубликована маленькими порциями, но - никогда в той форме, как и задумывалась - одним рассказом. В рассказе, мы довольно нудно тащимся вверх, а потом - достаточно быстро спускаемся вниз. С тех пор как мы таким образом прогулялись по Гималаям, прошло почти пять лет. Иногда кажется, что можем повторить, но перечитывание этих заметок сгоняет морок. Если кому нужны практические советы, как правильно организовать трек в горах - здесь вы их не найдёте. Итак:



   День -1, г. Нью-Йорк, США. Высота: 0 метров над уровнем моря

   - ...С тобой или без тебя. - твёрдо сказала Юля.
Collapse )
sdze

Смелее, юноша

   - Какой ты Яша, храбрый, - говорят мне, после истории, как много лет назад, меня выбросили из самолёта, привязанным к человеку, похожему на Антонио Бандераса.

   Смотрю на них: эта недавно рожала, та встаёт на работу в пять-тридцать, а вот этот подселил к себе тёщу.

   И, это я-то — храбрый?

   Выключили свет, жена уже начала тихонько посапывать — и, так знаете-ли, меня это сопенье будоражить начало, что, после недолгих попыток заснуть, руки по швам — робко кладу ей ладонь на бедро.
Collapse )
sdze

Бабушки и лекарства

Если хотите знать всю правду про Брайтон-Бич - это не тут. Здесь - только сплетни (Весь список).


   Варикозные вены
   Давление
   Гастроскопия


   Бабушки и бесплатное медицинское обслуживание созданы друг для друга как Ромео и Джульета.
Collapse )
sdze

Дело жизни

Если хотите знать всю правду про Брайтон-Бич - это не тут. Здесь - только сплетни (Весь список).


   Сначала, по чуть-чуть, буквально: ну там, физиотерапия на полчаса, а в страховую компанию пишем — час.

   Потом, лично осмотрел сорок пациентов в офисе на первом Брайтоне и — в тот-же день — тоже лично — еще сорок-четыре — в другом офисе, на Брайтоне-тринадцатом. Некоторые говорят: что теперь, разорваться? А мне - элементарно. Главное, чтоб страховки платили.

   Потом зашел чувак из лаборатории с анализами — старый знакомый, еще с Житомира. Говорит: ты нам — анализов побольше, а мы тебе — премию ударника социалистического труда, в долларовом эквиваленте. Совершенно секретно, конечно. Тут-то все мои старушки, в полном объеме проверяться побежали — кровь, моча, стресс-тесты, венерические заболевания, сколиоз, СПИД.

   Потом посадили.
Collapse )
sdze

Дикая природа

   Говорят, на чисто физиологическом уровне, тело должно хотеть разных морфиев, опиумов и окси всегда, но я уже больше не могу. Ноздри забиты, голова ватная, глаза расфокусировались еще на стадии завтрака.

   Но ничего не поделаешь. Прошу собеседников простить меня на минуточку, огибаю тела родственников, скалящихся из шезлонгов и лечу наверх, в спальню. Трясущимися пальцами достаю таблетку, крошу половинку на столик и засасываю её одной левой, потому-что из правой все вываливается, она и так уже еле дышит.

   Господи, как хорошо что захватил с собой побольше таблеток, а ведь думал — может совсем не брать, ведь отпуск, Хэмптонс, будем три дня сидеть на веранде, пить пиво, жарить овощи на гриле и умиленно смотреть как детишки пытаются утопить друг друга в бассейне.

   Ну совсем не брать - это я кокетничаю. Две-три дорожки максимум, стандартно спасающих на семейном обеде. С поправкой, что семейный обед на три дня растянут. И лишь в самый последний момент, не глядя, тайком от самого себя, закинул в сумку целую банку.

   Видимо еще тогда в башке что-то щелкнуло.

   И продолжало щелкать.

   Когда проезжал Ист-Хемптонс, где в каждой избе на главной улице расположился Бурбери, Гуччи или Тесла шоурум, спаси господи.

   Щелк.

   Когда наблюдал народ, стоящий перед деревенской мельницей, надувающий губы в селфификаторы — три девицы, два гея и одна собачка.

   Щелк.

   Когда чуть не наехал на парочку загорелых уберменшев, одинаково одетых в бежевые штаны и белые рубашечки. Извинился, оглянулся: вся улица нашпигована клонами в белых рубашечках, в причесочках гитлерюгенд и улыбочках беззаботных — и это-то в понедельник.

   Щелк.

   И все белые. А разносчики пиццы, официанты, сантехники — цветные.

   Щелк.

   В общем, когда я уже до виллы доехал, в голове у меня щелкало как в такси-лети-плачувесьштраф. Залетел в спальню, трясущимися пальцами достал таблетку, накрошил половинку на столик и засосал её одной левой.

   Господи, хорошо-то как.

   Выхожу на веранду, делаю большой глоток пива и умилённо смотрю как детишечки у бассейна пиздят друг-друга надувными молотками. Подхожу к группе родственников и друзей родственников:

   - ...Недавно перестала покупать пластиковую посуду. Спасаю дикую природу. Поздравьте меня. Купила себе металлическую соломинку для дринков и теперь всегда ношу с собой.

   В панике, бегу от них к соседним шезлонгам:

   - ...Чудесную погоду обещают! Поедем гулять в Хэмптонс! У меня есть замечательная белая рубашечка, специально для выездов на дикую природу.

   - Как здорово! Страшно люблю дикую природу. Каждое лето приезжаю сюда с подругами. Так, наверное, жили наши предки в каменном веке. Приезжаю обратно, в Нью-Йорк, заряженная этой первобытной энергией...

   Отшатываюсь от них прямо в объятия тёщи:

   - Яша! Не забудь, я жду вас у себя на следующие выходные! Приезжайте на все два дня — останетесь у меня ночевать...

   Целую её в морщинистую щёку.

   - Извините, я - на секундочку.

   Лечу наверх, в спальню. Трясущимися пальцами достаю банку с таблетками, пересчитываю их. Вроде на следующие выходные должно хватить.




sdze

Воспоминания о детстве

   Мы уже попрощались. Мои деньги благополучно перекочевали в его карман, а таблетки незаметно оказались у меня в зажатом кулаке. На Третьей Авеню гудела летняя ярмарка, толпа была нашпигована полицейскими. Им не было до нас никакого дела, но паранойя в таких вещах — чувство незаменимое.

   Он уже садился в машину, тявкнул брелком, открыл дверь как вдруг обернулся ко мне и сказал:

   - Блин, совсем забыл! Кетамина хочешь?

   Кетамин! Во рту у меня сразу сделалось горько и перед глазами потемнело, ведь то, что перед ними пронеслось, происходило ночью, в прокуренных бруклинских квартирах: звонок в дверь, ритмично отдающую басами тум-тум-тумца, еще звонок и еще — секунд на двадцать; наконец открывается зёв коридора, оттуда вываливаются улыбающиеся зомби и суют мне под нос ключи с маленькими горками жёлто-белого порошка.

   - Хочу, конечно!

   Оглядываемся на полицию — она как-раз фотографируется с группой японских туристов.

   - Давай полграмма. Нет, грамм!

   В руке у меня оказывается кулечек с желто-белым порошком.

   - Хороший?

   - А хрен его знает. Я сам его терпеть не перевариваю — чё за прикол, чувствовать себя транквилизованной коровой? Но, народ не жалуется.

   - Очень зря, между прочим. Помню, мы его в детстве как-то, свеженького, сварили...

   - Яш, ты это... не болтай. Вон сколько ушей вокруг. Ладно, поехал я.

   - Целую. Спасибо.

   Дома, еле дождался пока жена снова не начала жаловаться на боли в спине.

   - Слышь, - говорю, - сегодня как-раз прикупил тебе лекарство...

   - Угу-мс. Надеюсь страховка покрыла?

   - Нет, я — серьезно! Это — анестетик, для животных. Широко используется в ветеринарии, между прочим, так как не подавляет дыхательные функции. Ну, сама знаешь. А раз анестетик — значит и с болью в спине поможет.

   Сую ей под нос кулёчек.

   - Помню, мы в детстве его из ампул как-раз и варили. Элементарный процесс — выливаешь на противень и на маааа-леньком огне, аккуратненько выпариваешь. Еле дождались, пока остыл. Сделали себе по маленькой и сразу будто руки-ноги в разные стороны, прямо в суп из нот из музыки из колонок бумц через бумц разбивает слова на слога? слоги? сло... гы, да вааще, еле-еле на диван-ванван-ван.

   - Дрянь какая. Чё за прикол, чувствовать себя транквилизованной коровой?

   - Иногда очень даже... скажем, рога чешутся или вымя побаливает. Помню, в детстве сварили: воот такой холодец получился. Бабушка всегда говорила, ты, Яша, не это — вон, сколько ментов вокруг, один дис... дис...

   - Дисбактериоз?

   - Чего?

   - Диссоциатив?

   - Дискомфорт! От тебя, Яша. То есть, от меня. В общем, не нравится транквилизированной — тогда я сам. Посижу тут, повспоминаю бабушку, улыбающихся зомби и детство в прокуренных бруклинских квартирах.



sdze

По субботам

   Я редко употребляю болеутоляющие таблетки.

   Раз в неделю. По субботам.

   Иногда — по воскресеньям. Если про понедельник совсем мочи думать нет — и давит, и давит этот понедельник, грозясь раздавить остатки еще вполне годного выходного дня, то — приходится.

   То есть, два раза в неделю. Максимум.

   Бывает, правда, в четверг вечером народ нагрянет... Тогда приходится четвертинку занюхать, для поддержания тонуса. Хотя б до полуночи. А после — аж как представится следующее утро... Так-что: еще четвертиночку после полуночи.

   Ну и в пятницу утром — буквально чтобы функционировать как-то.

   А так — ни-ни.

   Только по медицинским показаниям, разве-что. Скажем, у подруги критические дни, боли, колики. Тут нам сам бог велел. На то они и обезболивающие — чтобы обезболивать.

   В общем, только раз в неделю.

   По субботам.

   Я расталкиваю на стеклянном столике четверть таблетки, шмыгаю носом, откидываю голову на спинку дивана. Гуд толпы на Второй Авеню сразу становится тише. Я стою у окна и смотрю на закипающие улицы под незаметно блекнущими лентами нью-йоркского неба. Потом, спускаюсь по леснице и ныряю в толпу. Тысячи лиц снежинками летят мне навстречу, в последний момент облетая по сторонам. Буря редеет, расступается, раскрывается в оглушающую пустоту по обе стороны моста. Я в Бруклине.

   Открывается дверь и меня окатывает волна тёплого воздуха, дыма от сигарет, запаха снеди, беззубо шипящей на сковородке. Слова из бесед на два-три человека сливаются в невнятное бормотание дюжиноротого левиафана, пьяно развалившегося в небольшой бруклинской квартире. Макатун крутит косяк, Сережа волнуется над плитой, Изя решает судьбы мира. Рябь пьяного смеха, звук поцелуя.

   Маленькая бруклинская квартира становится концертным залом — мы, как джазовые музыканты, джеммаем друг с другом, создаём что-то прекрасное, эфемерное, еле видимое сквозь облака сигаретного дыма. Наши разговоры, эмоции, воспоминания, смех отслаиваются от нас, улетают вверх, как музыка, что рождается из леса инструментов в симфоническом оркестре.

   Я достаю еще четвертинку, соскребаю порошок в две небольшие дорожки.

   Я редко употребляю болеутоляющие таблетки.

   Раз в неделю.

   По субботам.

   Иногда — по воскресеньям.

   Я расталкиваю на стеклянном столике пол-таблетки, шмыгаю носом, стою у окна и смотрю на улицы, текущие под блекнущими лентами нью-йоркского неба.




sdze

Марихуана и смерть

   Как-то, нажравшись печенек с травой, я решил что умираю. Это теперь вы все такие умные: ха-ха, Яша, от марихуаны не умирают. От героина перестают дышать, от кокаина донюхиваются до инфарктов, от аспирина — истекают кровью, а от марихуаны — только мутные истории в интернете. Вот не знает медицинская наука такого случая, чтобы кто-то коньки на траве отбросил. Скорее оливье пережрёшь с летальным исходом, чем траву перекуришь.

   Но в тот раз, все было совсем по другому. Мы купили шоколадный торт — который из порошка, высыпали его в форму, налили воды и замешали туда унцию «тряпок»: дешевой травы. Вот прям с семенами-палками и замешали. Нет, мы её, конечно, перед этим покрошили помельче, не в первый раз пироги пекём.

   Сто восемьдесят градусов и сорок минут спустя получился отличный шоколадный торт — ну, на вид шоколадный. На вкус — как футбольное поле нашей школы.

   Пока я думал о том, откуда я знаю какое на вкус футбольное поле нашей школы, некоторые голодающие сожрали по два-три куска.

   Я еле проглотил один. Думаю, это меня и спасло тогда.
Collapse )