Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

sdze

Смелее, юноша

   - Какой ты Яша, храбрый, - говорят мне, после истории, как много лет назад, меня выбросили из самолёта, привязанным к человеку, похожему на Антонио Бандераса.

   Смотрю на них: эта недавно рожала, та встаёт на работу в пять-тридцать, а вот этот подселил к себе тёщу.

   И, это я-то — храбрый?

   Выключили свет, жена уже начала тихонько посапывать — и, так знаете-ли, меня это сопенье будоражить начало, что, после недолгих попыток заснуть, руки по швам — робко кладу ей ладонь на бедро.
Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
sdze

Звёзды и мы

   Знакомая работает на съемках популярного сериала «Моцарт в джунглях». Ну, там, Гаель Гарсия Берналь, классическая музыка, старлетки, изображающие симфонических оркестрочек. Часто звонит мне: забери меня с работы, мы у тебя на раёне снимаем. Подхожу, там — любимые актёры до боли знакомые по лэптоповому экрану, бегают как дрессированные обезьяны, играют дурные тексты и немедленно рассыпаются по своим стульям от крика «Снято!»

   Раньше они все были надёжно спрятаны по ту сторону экрана, теперь — топчутся по моей улице.

   Или вот, много лет уже читаю Варламова — как он катается по разным странам, пишет про мусор и моду, подтрунивает над своими друзьями. А недавно встречается Варламов с моим старинным другом Лёвиком, влюбляется, и вот — мелькает Лёвина физия в до боли знакомых по лэптоповому экрану Варламовских экзерсисах, пишет про трамваи и тычутся в него рыла варламовских троллей.

   Как чёрный спрут, просачиваются медийные химеры в мою реальность, тянутся щупальцами, захватывая за стекло моих друзей. Про то как другой мой друган, Мойше, бодается с Алеком Болдуиным и обменивается любезностями с Линой Данэм я и писать не буду. Работа у него такая, сам нарывается.

   А недавно, шел я по кромке Индийского океана в городе Мамаллапурам (это не здесь). Навстречу идут мне несколько дядек в белых сарафанах, золотых цепях и зубастых улыбках. Один из них подходит ко мне и говорит:

   - Вон видишь того замечательного парня?

   - Какого?

   - Ну вон того... с самой красивой улыбкой?

   - С самой толстой цепью?

   - Ну да!

   - Вижу.

   - Так это очень знаменитый Тамильский актёр, Донатас Банионис!

   - Ну?..

   - Любимец браминов и женщин!

   - И?..

   - Лауреат премии!

   - Ну и?..

   - ...можно он с тобой сфотографируется?

   В следующем выпуске «Звёзды и мы» читайте как популярный актёр Джесси Айзенберг пролез передо мной в очередь в супермаркете. Вот ведь сука!



sdze

Париж

   "Девчоночья квартирка в сердце Парижа" оказалась мансардой на седьмом этаже в доме без лифта, тесной, но зато с открытками котиков и принцессы Дианы на стенах. Можно поспорить где у Парижа находится сердце, но из окон был виден купол Инвалидов и за углом шумел бульвар Монпарнас.

   Сердце Парижа - старый город - настолько огромно, что старым городом его никто и не называет. Для туристов это и есть весь Париж - можно часами гулять по этим улицам и не выйти ни на одну, застроенную позднее 19ого века. Париж - это мир в себе, по его собственным неповторимым законам здесь уходят в горизонт ряды домов на бульварах, светятся сумерки и сходятся улицы в звёзды шумных перекрёстков.

   Обычно люди, побывавшие в Париже, делятся на две категории: те, кто его любят, и те, кто его любят, но хотели бы, чтобы все парижане немедленно провалились к чертовой матери. Парижане, конечно ж, не самый приветливый народ в мире, но совсем не ужасны - к ним просто подход нужен. Например, они очень любят, когда с ними говорят по французски:

   - Данске-муа юн кафэ и ле алкоголь-напиток, авек плезир.

   - Pardon? - достоинству и выдержке официантов парижских кафе может позавидовать сама королева Англии.

   - Юн еспрессо ин кап энд бухло, силь-ву-пле!

   - Quoi? Excusez-moi?

   - Петит-плю чего-нибудь выпить...

   - Всё! Я не могу! - сказал официант (по-французски - мне Юля потом перевела) и замахал руками, - я старый, больной человек! У меня подагра и двадцать столиков! Я не выдержу стоять и это слушать!

   Расстались друзьями. Потому что, дальше говорила Юля, знающая французский, а как известно, парижане очень любят, когда с ними говорят на родном языке.

   Всю неделю мы пробродили по центру, а когда шел дождь шли в д'Орсэ или Помпиду, где выставлена куча очень смешной поебени. В описании работ художников часто было написано что-то типа: "Это было создано во время его парижского периода..." Я тоже хочу свой парижский период - недели для этого слишком мало. Когда нибудь мы сюда вернемся. Когда именно - потом прочитаете в музеях.

sdze

Петра

   В скалах древние набатеи отгрохали себе такое, что даже через две тысячи лет выглядит не как развалины, а как Диснеевский аттракцион.

   Ихние потомки тоже так считают: вход в Петру стоит 50 иорданских динаров - целых 70 американских зелёных! - примерно столько-же, сколько сдирают за билет в Диснейлэнд.

   Перед входом в ущелье стояли несколько чуваков в бутафорских костюмах римских легионеров. Денег не просили. Дисней крепчал.

   Самый бутафорский момент наступил когда мы, высунув языки, лезли на эд-Дейр - одну из самых высоких точек в Петре. К нам подошли две разодетые девочки и попросили воды, чтобы сделать "настоящий бедуинский чай". Водой мы поделились, но предчувствие не обмануло - как нам потом рассказали, роль бедуинов в Петре играют ряженые цыгане.

   На холме над эд-Дейром развевался большой Иорданский флаг и стоял шатёр в котором сидел настоящий Микки-Маус. Шучу. В шатре развалился толстый охранник - по совместительству продавец сувениров. Его небритая морда и китайский ширпотреб сразу прогнали весь диснейский морок - реальность вступила в свои права. Остались только мы, скалы, Петра и ветер, тщетно завывающий, что отдаст дешево.

   - Не нужны нам твои сувениры! - сказали мы Микки-Маусу и быстро побежали по тропе вниз, обгоняя осликов с притороченными к ним толстыми английскими туристками. Те, глупо разинув рот, щелкали мыльницами нам вслед.

sdze

Сублимация

   Ну, значит так...

   Люблю, когда идёт по улице девушка, вкусная такая, летняя... ловить мужские взгляды на неё: вот он, этот волшебный момент перегонки чистой похоти в грязные мысли! А по другому - никак. Восточные мудрецы, что советовали нам созерцать не осмысливая, не видели этих коротких платьиц - посозерцаешь их с полчаса и можно сразу ебануться, если не сублимировать.

   Вот лезут в голову мысли всякие-грязные и думаешь: "Света! Тебе всего-то шесть лет! Опомнись - вот ведёрко, совочек, займись своим делом, сука!"

   А может, подзаебал меня этот совок! Хочу свободы, гласности, самовыражения... копаешься тут целыми днями, а всем пофиг - только бабки вокруг бегают, оттаскивают своих сопливцев подальше от моего дурного влияния... Недавно вот, выстругала из этого мокрого говна хуй - бабкам сначала понравилось: "Ой, какой красивый домик!" С яйцами - два домика рядом, поменьше. Но, чем больше смотрели, тем меньше кудахтали, а потом, одна подошла и ногами растоптала... Я разрыдалась до икоты, кинула в них ведёрко...

   А они, сволочи, ментов вызвали.

   Те приехали и забрали меня в отделение. Дали дыхнуть, попросили повторить, развели руками. Говорят: "Ну, Павел Николаич, ну что-ж вы, взрослый дядька, с пузом, а в песочнице копаетесь-то? Может, с ума съехали? Может вас на освидетельствование направить, а?"

   Короче, отпустили часа через три. Иду по улице, уворачиваюсь от загорелых ног. Хочется, хочется их обнять, потереться всласть, облаять в крайнем случае от безысходности. Упал на четвереньки, дальше не помню.

   "...Павел Николаевич! Павел Николаевич! Вам плохо?" - я тряхнул головой и встал на задние лапы. "Что-то случилось?" участливо спросила меня обладательница глубокого декольте из соседнего дома.

   "Нет, что вы, Оленька... всё хорошо. Просто споткнулся. Замечательно выглядите сегодня," ...и схватил её за грудь.

   Приятно хоть иногда почувствовать себя нормальным человеком.

sdze

Наша Таня громко плачет

   Таня медленно брела по дощатому настилу набережной, пиная перед собой лохматый, зелёный, теннисный мяч. Мяч гримасничал, скалился и грязно ругался при каждом пинке. Гримасы были настолько отвратительными что Таня продолжала пинать его, с наслаждением отвешивая наказание за наказанием до тех пор, пока особенно сильный удар не послал мяч в тёмную зелень течения, что змеилось рядом с досками променада. Несколько шагов спустя злобное бормотание из воды затихло. Таня подняла голову и на неё немедленно обрушилось свинцовое небо. Стало трудно дышать. Таня упала на четвереньки и отдышавшись немного, выползла с набережной и рухнула на прибрежный песок.

   Песок ласково шуршал, затекая в ушные раковины и щекотал кожу, проникая через разъёмы между джинсами и ветровкой. Таня, по инерции, ещё немножко скребла ногами, помогая песку обволакивать новую жертву, но вскоре затихла. Слёзы покатились из-под закрытых век, смешиваясь с шумными приливными волнами, размывающими песок вокруг Таниного тела.

   Забвение нарушил слабый толчок в висок. Она открыла глаза - прямо перед её лицом лежал ненавистный, мохнатый шар. Вода выплюнула его обратно. Таня обречённо встала на колени. Мяч лениво крутился рядом, скалясь из намытых приливом мелких лужиц.