Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

sdze

Цена человека

Что может дать человек в обмен за жизнь свою?
Евангелие от Матфея 16:26

   У моего друга есть друг — неважно где мы находимся, сколько народу вокруг, о чем разговариваем — через полчаса беседа сворачивает на его член.

   Началось все с того, что я рассказывал как родители запрещали мне бегать по дворам за несколько недель до отъезда в Америку. Грузия, 91-й год — время смутное. Ходили слухи, что детей воруют — из семей, собирающихся уезжать. Мол, все распродают — как раз будут готовы отдать наличность.

   Кто-то сказал: интересный способ определить сколько ты стоишь.

   Но, по зрелом размышлении, все-таки — не самый точный. Вне зависимости от того сколько в ребёнке живого веса, здоровый он или болезненный, хорошо учится в школе или грубит старшим — сумма, которую за него будут готовы отдать родители будет равна Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
sdze

Гланды

   Она мне говорит: «...ты же мужик!»

   Тётечка в белом халате заводит меня в большую комнату, всю в кафельных плитках болотного цвета. В комнате — четыре кресла, типа тех которые стоят в зубных кабинетах. Подносы со стальными инструментами, пузырьки с лекарствами. В трёх креслах — по зарёванному, в кровавых соплях, маленькому ребёнку. Четвертое — пустое. Для меня.

   Страшно, конечно, было. Но буднично-страшно. Как любому восьмилетнему ребёнку у врача. Уколы, прививки. Из пальца — кровь. Зубы — щипцами, молочные. Так-что, гланды — так гланды.

   Сажают меня Collapse )
sdze

Деточек родить - не веточки ломить

«исповедь идиота»

«Мерзко написано. Не потому, что Яша не имеет права не хотеть детей, боже упаси. Большинству людей вообще не стоило детей заводить. Но надо ж умудриться так мерзко написать.»

«Ппивет. Какой смесью кормите?»


Жмите на свой страх и риск:

Размышления бездетного лентяя




sdze

Читающий ребёнок

   В отрочестве нас увлекает многое — время такое. Вот, например — я, начитавшись про чёрные дыры и сквозь тернии к звёздам, страшно возбуждался при мысли о новых, неизведанных мирах. Самых разных. В Библии, кстати, написано, что другой человек — аки мир целый. И пусть проникнуть в другого человека возможно всего на несколько дюймов, эта возможность будоражила меня больше, чем пробраться на сотни миль вглубь дельты амазонки.

   А самый волнительный момент — это когда твой клипер впервые проскальзывает в устье незнакомой терры. А затем водружаешь флаг, осматриваешься, а там все как обычно: холмы, ложбины, песок, скудная растительность — картина, отлично известная всем морякам. Ну прошлёпал пару раз туда-сюда, сопя, хрипя, налегая на вёсла, а дальше — Collapse )
sdze

О вреде выпивки

   Был бы я менее хлипким, бродил бы пьяным пионером под кровавой луной, как это делали мои мохнатые предки. Или вон друзья у меня — пили, блевали и снова пили! Сами, правда, ничего подобного не помнят, так как память у них отстёгивалась еще с первой ступенью. Короче, правильно дедушка Фрейдлин говорил: анатомия — это судьба! Ну вот представьте: если с детства я мог бы легко принять грамм триста, то -

   ходил бы смело,
   смеялся громко,Collapse )
sdze

Бесплодица

   Какая-то дальняя тётя с Фэйсбука написала:

«С ощущением огромной скромности и чести, хочу сообщить, что после всех наших страданий — которые этого полностью стоили! - мы с Фрэнком, наконец-то, стали родителями. Наши сердца переполняются радостью и гордостью при виде этого дорогого комочка уже наполненного такой жизнью, которую я знаю он проживёт так, что вся Америка и еврейский народ будет им гордиться. Быть матерью — это огромный труд, который я буду счастлива посвятить своему сыночку.» [Нравится Фрэнсису Голдфарбу и еще 1 человекам.]

   Спрашиваю маму:

   - Что это они так страдали? Тяжелая беременность?
Collapse )
sdze

Рано пташечка запела

   Сегодня проснулся в шесть утра — чей-то ребёнок орал за стенкой.

   Жаловался всем в пределах досягаемости. Сестра мне говорит:

   - Ну чё ты. Я каждый день в шесть встаю. Если дети раньше не будят. А Рома – так вообще в пять-тридцать — чтобы в качалку перед работой успеть.

   И, слыша моё прерывистое, чейн-стоксовское дыхание на другом конце трубки — coup de grace:

   - А сегодня ночью, - голос понизился до вкрадчивых регистров, которыми рассказывают страшные сказки, - в три-тридцать проснулась. Малая разбудила. Говорит, мама, страшно мне, полежи со мной. Ну качала её, качала – она заснула, а я — ну че я, не спалось мне как-то, смотрела сериальчик. И НИЧЕГО. ФУНКЦИОНИРУЮ.

   А я — нет. Голова ватная, глаза липкие, разговор — как сквозь глухую трубу. Вышел на улицу пообедать, свернул не туда. Хрен с ним, думаю, пойду в другой шалман. Пока думал, прошел мимо, ровно настолько, что возвращение стало невозможным. Купил где-то бутерброд какой-то, вернулся на работу, развернул — не тот. Прошляпил пока делали или сразу заказал неправильным?

   - Ничего, - глухо доносится голос из трубки, - детей заведёшь — привыкнешь.

   - Чур-чур меня.

   - Кстати, когда уже, а? - привычно требует телефон, - тебе уже сорокет почти...

   - Три кошки со мной живут, - привычно отшучиваюсь, - и собака, парт-тайм. Десять килограмм кошек и пол-собаки — считай, как полтора ребёнка...

   На самом деле — и это между нами, между прочим — детей у меня нет именно потому, что я не люблю вставать рано. Да, да, я знаю — каких-то лет десять и они сами начнут нудить: еще пять минуточек, папочка... Но пока - сорри, мои неродившиеся деточки. Папочка дрыхнет.

   И так ведь сегодня проснулся в шесть утра — чей-то ребёнок орал за стенкой. Нет, в пять-сорок-пять — чтобы сначала собаку выгулять.

   На улице — ливень, вся влага из верхних, нижних и средних атмосферных слоёв выливается прямо на тротуар перед моим домом. Я мечтаю о том, как эта тварь выглянет за дверь, посмотрит на меня - и я, конечно же, пойму и поведу её обратно, в тепло и сухо. Но она сучит лапами перед стартом, нетерпеливо крутится вокруг своей оси, а затем — почувствовав на морде первый порыв леденящего, спирающего дыхание ветра — с радостным воплем вытягивает меня на улицу.

   Жаловался, конечно, всем, в пределах досягаемости. Сестра мне говорит:

   - Да отправь ты её уже в Нью-Джерси! Пусть там у тестя тусует — у него дом, газон... А кошек в приют сдай. А сам — детей заводи уже.

   - Ты чё! - кричу ей в трубку, - своих в приют сдавай...

   Как по мне, так между ребёнком и животным разница небольшая. Есть фотка, на которой я двухгодовалый, в зимней мохнатой курточке с капюшончиком, тяну папу за поводок. Любовно вспоминаю эту фотку, когда гуляю с собакой. Мой ребёнок бегает из стороны в сторону, рычит на проходящих мимо проходящих мимо и пытается сожрать всякую дрянь лежащую у него на пути. Щукой тянет поводок из стороны в сторону, рыская там у себя в глубоких слоях, поближе к асфальтовому дну. Иногда поводок дёргается — значит клюёт — корку от недоеденной пиццы, обрывок промасленного кулька, кусок говна...

   - ...так что и у тебя - дети, и у меня - дети, - подытоживаю, - зато мои спокойно ждут пока я их не выведу на улицу, поссать. Скулят себе тихонечко, пока я сплю до одиннадцати. Не сегодня, конечно. Сегодня проснулся в шесть утра, нет — в пять-сорок-пять...

   - Ну че ты, - говорит мне сестра, - я вообще каждый день в шесть встаю...

   - Ладно, слышали уже.

   - А сам-то! Уже третий раз про шесть утра, как заезженная пластинка!

   - Че, правда? Вообще не помню...

   Голова ватная, глаза липкие, кошки три, собака, бутерброд не тот. Почти сорокет, встаю поздно, детей нет. А еще и проснулся сегодня в шесть утра, между прочим. Чей-то ребёнок что-то орал за стенкой.



sdze

Арифмэтика

   Бо́льшая часть моих любовных похождений выглядела так: сначала стараешься узнать человека поближе, еще ближе, вплотную, затем — пятишься.

   Говорят, умные учатся на чужом опыте, а дураки — исключительно на своём.

   Меня даже мой собственный опыт не учит. Каждый раз — одно и то же:

   Если в процессе узнавания человека вплотную, расстояние между нами не достигло отрицательных величин, то в мечтах моих, вектор нашего сближения никогда не меняет своё направление на противоположное.

   Сорри, у меня с детства сублимация выстреливает математикой. Родители заставляли делать уроки в самый разгар пубертатного периода — где-то лет с восьми до восемнадцати.

   Что я хотел сказать вектором и величинами — если я с подругой не спал ни разу, то еще долго она мне мерещилась привидением счастливой совместной жизни, домашнего очага и матерью двоих-моих-троих детей.

   Это невозможная ситуация — когда тебя все время окружают матери твоих-дроих-троих. Приходилось судорожно, тяжело дыша, исправлять это.

   - Это всё? - разочарованно спрашивала потенциальная матерь.

   Все, дорогая. Как известно, всего одного толчка достаточно, чтобы превратить потенциальную энергию тела в кинетическую. Чтобы катилось.

   Сорри, в седьмом классе физику проходили. До сих пор, с томленьем вспоминаю.



sdze

Корни

   Я побывал во всех похоронных домах, натыканных по Кони-Айленд авеню, — родственников в Бруклине у меня на целое еврейское местечко потянет и, как водится, иногда кто-нибудь из них умирает. Дежурный раввин выпытывает у родных и близких биографию усопшего, имена его жён, детей, внуков — и затем с деревянной трибунки, младшей сестрицы лежащего рядом гроба, длинно, нескончаемо, на одном дыхании пересказывает эту биографию собравшимся, так, как это сделали бы сами родные, если б, конечно, они были раввином, который за долгие годы службы в похоронных домах на Кони-Айленд авеню, навострился провожать незнакомых покойников так, что даже самые неуёмные дальние родственники-соседи-знакомые, сидящие на задних рядах, вдруг начинают сопеть, громко сморкаться и вытирать слёзы, выкатывающиеся из-под диоптрий.
Collapse )
sdze

Первый раз на траве

   По многочисленным просьбам читателей, напишу про первый раз курения марихуаны.

   Широко открытыми от удивления глазами хлопаю на вас, любимые читатели – зачем вам это? Не спрашиваю ведь я про первый ваш раз попития пива. Ну попили вы его. Ну покурил я её. Про пиво, наверно, даже интереснее будет. Там и прогуливание уроков и продавцы из ларька и тайком от родителей и блевали на ковёр и бутылку с балкона, прям по башке дяде в шляпе, милиция, погоня, три дня в схроне, ночами до границы петляли перестрелка слеза застыла любимая прощай.

   Но нет, все жаждут узнать про переломный момент в юной биографии, когда из невинного еврейского ребёнка, я превратился в отъявленного наркомана.

   Так вот — момент случился в поюзаной Ниссан-Максиме, что стояла посреди пустого паркинга, что прилегал к греческому дайнеру, который находился недалеко от Белт-парквея, съезд номер 9, рядом с Брайтон-Бич, Бруклин, Нью-Йорк — можете сгонять туда, убедиться. Там посередке теперь мемориальная доска висит.

   Значит так...

   Вру я, короче, про доску мемориальную. Нету её там. Да и паркинга нету. И дайнер снесли к хуям и теперь там квартир элитных понастроили.

   То — теперь, а тогда — три часа ночи, парковка пустая, сбоку светится дайнер, а в эпицентре — юзаная Ниссан-Максима. Внутри — пятеро русско-еврейских этносов от шестнадцати и старше, торчат из дыма. Помню: затягиваюсь, все смеются, еще затягиваюсь — еще смеются. Ну а когда косяк закончился, началось такое! А именно:

   Омлет ковбойский
   Салат капустный
   Каламари жареные
   Молочный коктейль
   Макароны запеченые
   Торт шоколадный
   Шоколадный торт
   Торт
   Шоколадный
   Десерт

   Вот так, вот. А дальше — по наклонной. Плюс десять килограмм за три месяца, легкое покашливание, смешливость, забывчивость, волосы до плеч...

   - Что, что с тобой происходит, сынок? - заламывали руки родители, - не употребляешь-ли ты наркотики? Не спускаешь-ли свою жизнь под откос? Не забываешь-ли в клубах сладкого дыма о школе, семье и родине? Не присмотрел-ли себе в ближайшей аптеке одноразовый шприц?

   Но не слушал я любимых родителей — огрубело сердце отъявленного наркомана. Ведь всего одного раза хватает, дорогие читатели, чтобы превратить невинного еврейского ребёнка в то, что сейчас вам это пишет. Ведь, кто знает? Снесли-бы пораньше, к хуям, тот дайнер, ниссан и парковку и писал бы я вам — солидно, обстоятельно — про первый раз как я попробовал хороший, дорогой коньяк.

   А так — вообще его не помню - трава проклятущая.