sdze (sdze) wrote,
sdze
sdze

Фестивальное

   Весь август группы полуголых энтузиастов проводят в пустыне Блэк Рок, штат Невада, США. Пустыня, будто сошедшая с картин Сальвадора Дали, покрывает их щелочной пылью, поджаривает днём и подмораживает ночью. Иногда проходит гроза, бьёт молниями в спёкшуюся пыль рядом - совсем рядом, не попадает и в сердцах заливает пустыню градом и дождём. Десятки квадратных километров пыли превращаются в вязкое бетонное месиво. Оно обволакивает ботинки, пока они не исчезают под килограммами грязи, и намертво цепляется в колёса велосипедов. Потом выходит солнце и за считанные минуты превращает её обратно в пыль. Пыльные смерчи протягиваются от земли до неба, бродят по плоской как стол, выжженной поверхности Блэк Рок и умирают так же таинственно, как и рождаются. Поднимается ветер, вихри превращаются в бурю, бурю из пыли, которая обволакивает всё вокруг, закрывает солнце, небо, далёкие горы, лезет в глаза и рот и превращает поход в сортир в увлекательнейшее приключение - только в тот момент оно таким совсем не кажется.



   Эти люди - настоящие герои. Попробуй сам целый месяц ходить в эти вонючие, пластиковые кабинки, жрать консервы и доширак и мыться - мыться только той водой, которую привёз сам, на горбу своей пыльной рентованой тойоты. А ведь они еще и строят громадные произведения искусства, собирают саунд-системы для невиданных нигде в мире клубов и закладывают улицы для города, которому всего на одну неделю предстоит стать третьим самым населённым пунктом в штате Невада - фестивалем "Burning Man".




   Ладно, с пейзажами разобрались.

   В общем, сижу я в нашем лагере и кормлю костёр картонными коробками. Самое начало фестиваля: кухни построены, шатер разбит, генератор урчит, все ушли торчать на кислом — кроме меня, который сидит в роскошной зелёной шубе (Брайтон Бич, размер экстра-ларджъ женский, семьдесят баксов) и крутит очередной косяк.

   - К вам можно?

   Над костром стоят мальчик и девочка.

   - Сразу увидели, что русский лагерь! - наперебой — мы только сегодня приехали, пятнадцать часов в очереди на вход стояли! Я — из Питера. А я — из Москвы.

   - Курить будете?

   - Нееет...

   Тут, мимо проехала гигантская медуза, из которой орало даб-степом.

   - Ладно, давай.

   Обожаю уши новых знакомых — сколько шикарных историй из жизни им предстоит услышать! И услышали ведь! К костру подходили рейнджеры, зайчики и блестящие пони, садились, курили, смеялись и уходили, небо над нами ножницами делили разноцветные лазеры, а мои новые друзья, обездвиженные косяками и Стокгольмским синдромом всё смотрели и смотрели мне в рот.

   Приятно. Да и девушка симпатичная.

   У соседей громко хуярили все самые заезженные рок-хиты. Нестройный хор из окрестных лагерей включался то слева, то справа — подпеть. Тут заиграла Bohemian Rhapsody и уже несколько сотен невидимок подхватили со всех сторон. Допев, я замолчал — первый раз за два часа.

   - Ладно, нам, наверное, пора.

   - Обязательно заходите в гости!

   - Обязательно зайдём!

   - Не забудьте! Лагерь «Кин-Дза-Дза», восемь часов и Си. Дай-ка я тебе адрес на груди напишу — несмываемым фломастером.

   Но, то ли фломастер оказался смываемым, то ли истории из жизни недостаточно шикарными, но девочка растворилась среди семидесяти тысяч жителей огромного солнечного города. А, ну да — и мальчик тоже.

   Ау! Подруга! В следующем году — сама знаешь где...

   ...в Храме, где-же еще. Увешанный фотографиями умерших, расписанный посланиями ушедшим любимым людям и животным, впитавший в себя всю боль, печаль и страстные желания о хоть бы еще одной невозможной встрече — храм помогает встретиться живущим. Ведь, если ты жива, ты обязательно туда придёшь — посидеть в пыли, послушать исповеди и песни, вспомнить о тех, кто ушли и обернувшись, поймать взгляд тех, кто вернулся.



   Храм, наполненный молитвами и чаяниями десятков тысяч людей, храм грации, изящества, благодати, милости, Temple of Grace – красивый и хрупкий как бабочка — будет сожжен в конце фестиваля, ведь ничто не вечно, ни он, ни город, ни мы, лишь пустыня останется и пыльные смерчи будут бродить по плоской, как стол, выжженной поверхности Блэк Рок.

   На выходе из храма, под звёздами стоял чувак в костюме плюшевой печальной обезьяны. В руках у него был плакат: «Need a hug? Here, have a monkey hug!» Обезьяна обхватила меня и мы долго стояли прижавшись к друг другу, пока на душе не стало легче.

   - Спасибо! - серьёзно сказала мне обезьяна.

   - Нет, тебе — спасибо!

   Я смахнул слезы и подумал, что в какой-то мере, храм без этой обезьяны не имеет никакого смысла. А она — без храма. Хотя — нет. Monkey hugs нужны всегда.

   - Вытри сопли и будь мужчиной! - сказал мне подъехавший огромный скорпион из листового железа. Из жала его вылетело пламя, народ восторженно завопил и побежал вслед.

   - Блядь, сильное кислое! - сказал я в никуда, оглянулся и поехал в город к своим, встречать рассвет. Домой.



Tags: ЛСД, бёрнинг мэн
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments