February 14th, 2010

sdze

Дед Миша

   Сначала родился дед.

   Ну, понятное дело, "сначала" - это понятие относительное. Дед вообще был младшим братом из пяти добрых молодцев (сестер, кажется, там вообще никто никогда не считал). Но, для меня дед - патриарх; я не знаю ничего, что было до его рождения. Разве что то, что он родился в семье богатого еврейского купца - дед всегда с гордостью рассказывал, что папа-купец имел именную царскую грамоту разрешавшую ему жить в больших городах, вне черты осёдлости. Чем именно прадед угодил царю - история умалчивает.

   Революция стёрла черту осёдлости, что конкретно прадеду было по барабану - у него-ж была грамота. Зато, как буржую, ему пришлось несладко: семья превратилась в "лишенцев" - классовых врагов, лишенных избирательных прав и много ещё чего, что помогало хоть как-то выживать в новое время. Но отец и пять сыновей как-то умудрялись прокормить себя и неудержавшуюся в народной памяти женскую часть семьи. Дед подрос, закончил школу и собрался, было, в университет, но классовое происхождение помешало.

   Когда рассеялось облако моего неведения над следующими десятью годами дедовской жизни, он уже работал в Москве, на крупном сахарном заводе, крупным сахарным специалистом. Как он умудрился поступить в университет, почему он закончил его именно инженером по проектированию сахарных заводов?.. Когда началась война, деду было под тридцать, а у него уже были несколько патентов - что-то на тему переработки сахара, конечно. Дед был настолько незаменимой персоной, что его эвакуировали строить заводы в казахской степи. Его братья погибли на фронте, а вся семья сгинула на оккупированных немцами территориях.

   После войны, несмотря на отсутствие партбилета и пятый пункт, деда послали в Германию, отгружать трофейную фашисткую тяжёлую промышленность на Родину. Дома его ждала бабуля - в то время ещё только мать двух маленьких пацанов, один из которых - мой отец. Дальше - только малочисленные фотографии. Вот - бабуля в фартуке в новой квартире в Краснодаре. Вот - отпуск на море в Анапе. Вот - задрав голову, с гордостью смотрят на двух сыновей.

   Пятидесятые прошли, шестидесятые пролетели. Дед вышел на пенсию и начал просеивать Советский Союз в поиске еврейских девиц на выданье. Старшему сыну жена нашлась аж в Киеве. Для младшего, отыскалась дома, на Кубани.

   Переехав в Тбилиси, дед коротал время походами по магазинам, готовкой Киевского торта и фаршированной рыбы под чутким бабушкиным руководством и балованием внуков. Вечером, они смотрели программу "Время" - когда показывали Ясира Арафата, дед грозил телевизору кулаком и приговаривал: "Уууу, крыса!" Днём, если погода позволяла, он чинно гулял с бабулей под ручку в скверике возле дома. Вскоре после золотой свадьбы, бабуля умерла. Безутешный дед уехал с нами в Нью-Йорк. Он жил один, в однокомнатной квартире, пока не начал медленно тонуть в глубине прожитых лет. Сначала он забыл эмиграцию, потом меня, потом всё, что случилось в мире после войны. Ещё при жизни, не обращая внимания на свои последние недели, он воссоединился с бабушкой - в то, самое благословенное время, когда они только-только поженились, красивые, молодые.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.