sdze (sdze) wrote,
sdze
sdze

Любимое лакомство

   Из пластикового жерла банки на нас глядит последняя таблеточка. Маленькая, миллиметров пять, отливающего синевой белого цвета — такого-же, каким залиты операционные из фильмов про чудеса американской фармацевтики.

   - Ну, чего-уж там... Чего её оставлять уже. Давай, в общем.

   Таблеточка выкатывается на стол, её хищно хватают мои пальцы. Они крошат её на кусочки, достают кредитку и аккуратненько сметают их поближе друг-к-другу. Кредитка плашмя падает сверху, дробя таблетку на еще более маленькие крошки; они разлетаются во все стороны, кредитка собирает их всех в одну горку и опять дробит их, пока вся таблетка не превращается в белый порошок. Половина порошка прилипает к столу, другая половина к кредитке — чтобы его соскрести лучше всего подходит проездной Нью-Йоркской подземки, он достаточно гибкий чтобы аккуратно сгрести порошок в две маленькие дорожки.

   Окси можно нюхать, потому-что в таблетке нет ничего, кроме активного ингредиента; с викодином, например, такой фокус не пройдёт — там девять-десятых таблетки это парацетамол, который вдыхать совсем не хочется.

   Викодин употребляется так: берете две-три таблетки, желательно с пониженным содержанием парацетамола — вам ведь не нужно дополнительную нагрузку на печень Она пригодится для того, чтобы запить викодин парой рюмок водки. С водкой получается вкуснее.

   А с перкосетом — наоборот, лучше не пить. Почему-то весь эффект размывает, размазывает. Приходится догоняться, жрать больше таблеток, а дозу повышать, это — как всем известно — лишь привыкание кормить.

   Иногда заходишь в гости к разным нашим пожилым тётушкам и, после обеда, они подзывают тебя:

   - На, касатик, от моего мужа осталось, царствие ему небесное. Под конец таблетки его уже не брали — еле фентаниловые пластыри спасали.

   - Спасибо, тётя Мэрилин!

   Улыбается понимающе.

   - Тётя Мэрилин! А чего, сама-то не ешь?

   - Да, только голова от них болит. Так что, кушай, кушай.

   И выдаёт банку из аптеки. Снаружи — имя мужа, царствие ему небесное, а внутри - маленькие, миллиметров пять, отливающие синевой, беленькие окси — штук двадцать, двадцать-пять.

   Целуешь дарительницу в морщинистую щеку.

   К сожалению, то есть, к счастью такие подарки случаются редко. И вот — таблетка выкатывается на стол, её хищно хватают мои пальцы. Последняя.

   Выстукиваю смс: «как дела?»

   Ответ приходит быстро: «да, есть немного» «нет, дешевле не могу, сам понимаешь...» «ладно, когда подъедешь?»

   Подъезжаю к магазинчику, где-то в самой глубине русского Бруклина. Перед ним, дети разных народов культурно получают свой кайф. Над отдыхающими грохочет подземка, на скамейке рядом нахохлились три бабуси, за всем этим безразлично наблюдает араб-бакалейщик. От группы помятых личностей отделяется мой барыга.

   - Ой, мамочка, еле встал сегодня. Дрянь продают, как в Макдачке — вечером употребил, утром жить не хочется. А на лучше продукт — денег нет. А откуда деньги взять?

   - У жены в сумочке?

   - У кенгуру в сумочке, бля! Я ведь, лично, сам, на своих-же страданиях зарабатываю! Вот, мне за мою позвоночную грыжу доктор таблеточек выпишет, а я их тебе продам. И жене, на новую сумочку может чуток останется...

   - Только на семейный очаг и работаешь...

   - Ну и себе — немножко хмурого прикуплю...

   - Смотри, аккуратно, не убейся.

   - Не переживай, мамочка. Эти сволочи такое говно продают, только голова на следующее утро раскалывается. Ладно, сколько тебе?

   - Давай пятьдесят.

   - Сколько? Ты чего, мамочка? Зассал мой доктор с новыми рецептами, вот еле-еле двадцать штук тебе наскрёб.

   - А чего с доктором-то?

   - Ты че, не слышал? Только-только на Брайтоне новую их порцию поарестовывали. Остальные, суки, хвост прижали... Так-что, откладывается сумочка для моей пилы...

   Дилер засовывает в мою ладошку кладку таблеток в папиросной бумаге. Прихожу домой, пересчитываю, даю одной укатиться — до самого края стола, там её хищно хватают мои пальцы.

   Господи, хорошо-то как.

   Вся Америка, от мала до велика, сидит на обезболивающих таблетках. Иногда заходишь в гости к разным нашим пожилым тётушкам и, после обеда, они подзывают тебя:

   - Дай пару перкосетиков, касатик.

   - Тётя Мэрилин! У тебя-ж только голова от них болит!

   - Вот именно — только голова! А остальное все...

   И ты даёшь, конечно. Какие еще радости у неё остались? Как и у нас всех, впрочем.



Tags: зрелость, молодость, нью-йорк, обезболивающие
Subscribe

Posts from This Journal “зрелость” Tag

  • Нью-Йорк, Бруклин-Хайтс

    Тяжело гуляли.

  • Призрак Линды Гомес

    Опять из почтового ящика вывалилось письмо Линде Гомес, мисс, город Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, адрес — мой. В этот раз — из банка, предлагают кредитку…

  • Ода молодости

    Хочу девку молодую, гладкую, недифференцированную. Вон она показывает подруге какого-то там иглесиаса на розовом телефоне с ушками продетыми через…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments