sdze (sdze) wrote,
sdze
sdze

Варанаси

   Со станции в город нас вёз серийный убийца, несостоявшийся только потому, что мои вопли распугивали пешеходов за секунду до их верной гибели. Он подвёз нас к щели между домами на главной дороге и сказал:

   - Всё, приехали. Дальше - пешком.

   - Пешком? У нас четыре больших рюкзака и три девушки. Давай, вези по адресу!

   Водитель положил одну руку себе на сердце, а другой широко обвёл пространство вокруг себя:

   - Спроси любого из рикш! Если хоть кто-то возьмётся проехать прямо к Гатам, я не возьму с тебя деньги.



   Такому страшному обещанию нельзя не поверить. Мы выгрузились, перешли дорогу, уворачиваясь от идейных соратников нашего маньяка и протиснулись в узкие улочки Варанаси.

   Нельзя сказать, что они ужасно узкие - девушка с рюкзаком помещается там легко. Правда, если навстречу идёт корова, то уже никто не помещается: с обеих коровьих концов скапливаются пешеходы, скутеры, туристы, садху, похоронные процессии, но на выдохе все успевают пройти.

   Всё время спрашивая дорогу, мы дошли до реки Ганг. Со стороны города, весь берег стоит закованным в камень многочисленных набережных - Гатов. Некоторые Гаты огромными ступенями ведут к храмам, некоторые - к постоялым дворам, а над другими угрюмо нависают здания, на вид приготовившиeся к длительной осаде. На ступенях живут, молятся, моются и толпятся люди, собаки, обезьяны, коровы. Плотно нафаршированные паломниками утлые лодочки скользят по матово-чёрной патоке священных вод. Туристы продираются сквозь толпы просящих и предлагающих. У прибрежных храмов, священники звонят к колокола и зажигают огни для Арти - вечерней молитвы. Там, в кафе на крыше одной из ночлежек, к нам присоединились Изя и Бенито.

   Они прилетели в Индию лишь день назад и ещё явно страдали от культурного шока - вроде-бы ещё совсем недавно их просили выключить электронные приспособления перед взлётом, а уже на первой-же прогулке по набережной к их ногам выкатилась тлеющяя человеческая голова.

   Потом, мы не раз сидели на крыше хосписа нависающего над Маникарникой - Гатом, где, и днём и ночью беспрерывно кремируют счастливцев, избежавших цикла перерождений. Индусы верят, что смерть и кремация на берегах Ганга в Варанаси избавляет от последующих реинкарнаций. По улочкам, ведущим к Маникарнике тянутся похоронные процессии - с десяток мужчин несут на носилках тело, расчищая дорогу перед собой энергичными криками: "Рам Наам сатья хе! Рам Наам сатья хе!" У воды, на огромных весах тело уравновешивают деревом для погребального костра. Родственники окунают тело в воду, затем кладут на дрова и специальный человек поджигает огонь.

   - Самоё умиротворяющее место в Варанаси, - сказали нам Юра и Настя, наши новые друзья в этом городе, - мы здесь часами сидим, втыкаем, вдыхаем дым от костров.

   Внизу кипучая деятельность не прекращалась ни на минуту. К воде несли всё новые и новые тела, десятки мужчин деловито таскали дрова, коровы жрали траурные гирлянды, собаки подозрительно суетливо шныряли вокруг. Только обуглившиеся тела с безжизненным спокойствием чернели из костров. Действительно, умиротворяет. Сидишь на крыше, рядом с тобой несколько мальчишек молча тянут за нити воздушных змеев, которые исчезают в дыме от тех, кто больше никогда сюда не вернётся. А внизу, на тёмных, грязных улочках Варанаси гуськом стоят деревянные тележки с калеками и умирающими, что молча ждут своей очереди вознестись дымом над Маникарникой.



   Около полуночи, мы отправились по набережной в сторону нашего отеля. Гаты, такие оживлённые при свете дня, казались вымершими многие тысячи лет. Чёрная вода проглатывала резкий электрический свет фонарей, совсем не отражая его. Казалось, что ступеньки спускаются в тёмную бездну, в пустоту клубящуюся вокруг материального мира. Лодочки бесшумно парили посреди черноты. Вдруг из темноты навстречу Кате вышел старик в лохмотьях. Глаза его закатились, он трясся и скрежетал зубами. Он схватил Катю за руку и прошипел: "Бог есмь бог! Бог есмь бог!"

   - Уйди от нее! - прикрикнули мы на религиозного энтузиаста. Тот быстро ретировался. Мы сели на ступеньки передохнуть и скрутить косячок. По обе стороны от нас, уходили в черноту заброшенные крепости священного города. В ста метрах правее, закутанные мужчины сидели вокруг погребального костра. Мы сидели и смотрели в чёрную пропасть застывшей реки. Время остановилось.

   Завыла собака. Ей стали вторить другие твари и вскоре вокруг нас уже лаяли десятки ночных оборотней, подбираясь ближе и ближе к стационарной мишени.

   - Нужно двигаться, малыши! - сказал Изя, встряхнув головoй. Часы затикали опять.
Tags: индия
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments