sdze (sdze) wrote,
sdze
sdze

Юлин День рождения. Часть первая: Священная Дарга

   Значит, стоим мы, жутко укуренные, в толпе истинно верующих, рядом с гробницей почитаемого суфия под дождём из розовых лепестков...

 
   Нет, лучше начну сначала.

   В святом городе Пушкаре туристам предлагается пожрать, подзакупиться и позволить местному мошеннику пробормотать над тобой молитву на берегу священного озера. После молитвы, предлагается сделать небольшое пожертвование - если турист воспринимает это буквально, набегает десяток друзей мошенника и начинают стыдить туриста, чтобы тот раскошелился ещё. Ну, ещё можно на верблюде покататься.

   В общем-то, занятий для бездельного времяпровождения хватает. Но некоторые сумасшедшие ещё и на йогу ходят в 7 утра. Там Катя познакомилась с местным жителем по имени Сату, который на Юлькин День рождения предложил свозить Катю и её безусловно достойных друзей в гости к своим духовным наставникам.

   Мини-автобус скинул нас посреди толпы на улице ведущей к главной мечети Раджастана и, наверное, всей Индии - Священной Дарге города Аджмера. Стараясь не терять из виду спину Сату, мы шли в сторону мечети. Вдоль улицы, в пыли ползали люди с невероятными увечьями, гортанно призывая истинно верующих к милосердию.

   В толпе паломников мы добрались до мечети, но, вместо того, чтобы войти, Сату повёл нас боковыми улочками на её задворки. Там нас встретил его гуру - Хасан Исмаил, холёный, усатый, сорокалетний мужчина.

   - Семья Хасана Исмаила уже триста лет является попечителями Священной Дарги. Он является потомком самого суфия Хваджи Муинуддина Чишти!

   Сату почтительным жестом кивнул в сторону мечети.

   - А мы пойдём к Суфию в гости? - широко распахнув глаза спросил я.

   Сату посмотрел непонимающе.

   - Ну, пойдём смотреть на Суфия? - попробовал я сказать попроще. Языковой барьер давал о себе знать.

   - Пойдём, пойдём, - пообещал Сату, - чаю только попьём с Хасаном Исмаилом и пойдём.

   Благородный Хасан Исмаил усадил нас вокруг себя и крикнул, чтобы принесли чай и гашиш. Мы сидели и пили чай. Время от времени, из сизого дыма появлялись различные усатые лица, которые либо садились в круг, либо, почтительно поцеловав одежды родовитого человека, исчезали.

   Разговаривать было трудно. Гашиш оказался замечательным.

   - Кашмирский! - причмокнул губами Хасан Исмаил, - помогает разговаривать с Богом. Бог - он один для всех. К нам, в Даргу приходят все: и мусульмане, и сикхи и хинди. - Сату кивнул головой, подверждая. - Здесь в Дарге, хорошо разговаривать с Богом - святой Суфий помогает.

   - А он здесь живёт, прямо в Дарге? Один или вместе с семьей? - спросил я.

   Хасан Исмаил легко поморщился, будто кто-то испортил воздух.

   - Ну, пора! - объявил он. - Я проведу вас сквозь толпы, прямо к святая святых - гробнице Суфия.

   Мы прошли через несколько блокпостов. На каждом из них нас пропускали беспрепятственно, при мановении благородной руки. Правда, на первом пришлось сдать сумки, на втором отобрали фотоаппараты, а на третьем - обувь. Я на секунду представил себе, как, несколько блокпостов спустя, мы стоим босые, в одних трусах посреди людного Аджмера, тщетно вопия о наших исчезнувших сопровождающих.

   Сбросив морок, я огляделся по сторонам. Вокруг были тысячи паломников: мужчин и женщин. Они лежали на мраморных плитах, молились, читали расстеленные священные книги или чинно прогуливались босиком по чистым улицам. Мы находились внутри комплекса Дарги Шариф - города в городе, куда вход в обуви запрещён. Зачерпнув воды из больших бассейнов, мы совершили омовение перед тем, как войти к могиле Суфия.

   - Не забудьте о приношении! - Хасан Исмаил подвёл нас к лотку с корзинами розовых лепестков и выбрал для нас самую большую. - Можно одну на всех.

   - Сколько? - сглотнул я.

   Хасан Исмаил надменно посмотрел на меня.

   - Двести! - сказал он.

   Я быстро перевёл в зелёненькие. "Четыре доллара! Благослови Аллах эту страну!"

   - Нам для Суфия ничего не жалко, - пробормотал я и корзину торжественно водрузили мне на голову.

   Mы вошли во внутренний двор. В центре стоял мавзолей, который осаждало море паломников с корзинами розовых лепестков на головах. Паломники расступались перед нашим предводителем, как пучины морские пред Моисеем. Через низенькую дверь мы протиснулись внутрь.

   Внутри, люди двигались вокруг гробницы окружённой резной оградой. За оградой находились только старцы и холёные усатые мужчины, очень похожие на нашего Хасана. В воздухе, как перед грозой, жужжала неистовая энергия благоговения миллионов. Шел дождь из розовых лепестков. Хасан Исмаил подвёл нас к ограде. Он пригоршнями зачёрпывал лепестки из корзины, прикладывал их к нашим головам, чтобы потом, читая молитвы, бросить их на гробницу. Мы делали то-же самое, бормоча благословения, не предусмотренные в Коране.

   Мы вышли из внутреннего двора на спокойные улицы Дарги. Начал петь закатный муэдзин и многие паломники приступили к молитве. Мы подошли к выходу и принялись откланиваться.

   - Если желаете, Хасан Исмаил может принять у вас немного денег на благородные нужды, - шепнул Сату.

   Двести рупий обрадовали благородного человека. Мы тепло распрощались, рассыпаясь во взаимных уверениях признательности и уважения.
Tags: индия
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments