sdze (sdze) wrote,
sdze
sdze

"Мое первое двойное убийство"

   Тема сочинения была: "Как я провёл свой первый день каникул". Марина Георгиевна устало перевернула дцатый листок и, с красной ручкой наперевес, разгладила следующий. Там было написано:


Оля Казакова, 4ый класс

Мое первое двойное убийство

   В самый первый день каникул я не знала что мне поделать, но потом мы с мамой готовили уху. Я сначала не хотела, а потом понравилось. Я положила слишком много перца и очень расстроилась, но дядя Вова меня успокоил. Он сказал что очень вкусно. Маме тоже понравилось. Она гладила меня по голове и говорила "хорошая девочка". Потом мы все ещё посидели и меня уложили спать.

   Вот так я провела свой первый день каникул.

ХУЙ

   Марина Георгиевна начала нервно грызть красную ручку. Учительница она была ещё неопытная и так "хуй" ещё ни разу не наблюдала. Сама мысль о том, что такое слово могло появиться в сочинении у Оленьки Казаковой - отличницы, каждый день с двумя большими бантами, дисциплинированная, мама-бухгалтер, букеты на первое сентября - в голове не укладывалась. Поэтому-то, Марина Георгиевна не сразу обратила внимание на странное название. Посмотрев на него ещё раз, учительница лихорадочно перечитала Оленькино сочинение. Она даже перевернула листик на другую сторону и, прищурясь, подержала его на весу, перед светом настольной лампы. Про двойное убийство ничего написано не было.

   Марина Георгиевна потёрла виски по часовой стрелке - надо-бы поговорить с Оленькой... Но, как? "Оленька, сочинение хорошее, но вот, название..." Нет, "Оленька, прочти мне пожалуйста своё сочинение вслух!" Точно не так. Или-же, "Где ты научилась вот этому слову, в конце?" Нет, наверное так: "Оля, расскажи мне честно, что случилось в первый день каникул?" И, как и подобает педагогу, спокойно выслушать всё, что Оля ей скажет. Подумав ещё немного, Марина Георгиевна поняла что она не готова спокойно выслушать всё что Оля ей скажет. Она открыла классный журнал и набрала номер телефона.


   Мама-бухгалтер поставила перед Олиной учительницей чашку чая. Поблагодарив, Марина Георгиевна выложила перед мамой листок с сочинением. Мама читала медленно; прочитав, она расстроенно сказала:
   - Вы знаете, когда вы позвонили, я догадывалась что Оленька что-то натворила, но даже не могла предположить что...
   - Ничего страшного, - поспешила успокоить маму Марина Георгиевна, - меня волнует даже не это... - она на секунду запнулась, - слово в конце, а название! Оленька очень умненькая девочка, но я никогда не замечала за ней такого... нездорового воображения.
   - Давайте, я вам всё расскажу по порядку, - прерывисто вздохнула мама, - У Оленьки был аквариум - она сама заботилась о рыбках. Он стоял здесь, на кухне, рядом со шкафчиком. У неё были две чудесные золотые рыбки, которые я ей подарила на окончание третьего класса. Как-то, вместо рыбьего корма, она случайно засыпала им хмели-сунели. Ну, рыбки сдохли, конечно... Вы-же знаете, какая Оленька у нас впечатлительная - она плакала часами, у неё была истерика. Она так плакала, что к вечеру начала икать. Мы не могли её успокоить. У меня есть врач, знакомый, детский психиатр. Он приехал, сделал несколько пассов руками, поговорил с ней... Меня он предупредил, что девочка пережила большой стресс. Сказал, что теперь всё в порядке, но Оленька может замещать память о травматическом событии плохим поведением, или выкрикивая плохие слова. Но я никогда не думала, что - вот так... Извините её пожалуйста, я постараюсь с ней поговорить.
   - Что вы! - Марина Георгиевна положила руку на мамин рукав, - ребёнок перенёс сильнейший психологический стресс! Не нужно упрекать её - я уверена, что это всё скоро пройдёт.
   Мама благодарно улыбнулась и вытерла глаза платочком.


   С тех пор, Марина Георгиевна старалась приглядывать за Оленькой даже вне классного времени. Она ободряюще кивала когда Оленька краснела у доски и прощала ей странности в поведении. Впрочем, странностей почти и не было - разве-что, как-то раз, во время просмотра всем классом образовательной программы, Оленька как-то мерзко захихикала когда на экране высветилось "Конец фильма". Но, в общем-то, всё было хорошо. Марина Георгиевна уже почти забыла о том досадном происшествии, поэтому, несколько месяцев спустя, проверяя очередное домашнее задание, она без всяких опасений положила перед собой Олино сочинение. Там было написано:


Ольга Казакова, 4ый класс

Моё первое групповое изнасилование

   Недавно, наша собачка Глаша родила щеночков...

   Марина Георгиевна не стала читать дальше. Она вывела ручкой жирную пятерку и быстро засунула сочинение в самый низ стопки.
Tags: беллетристика
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments